23 января, Понедельник
16+
23 марта 2016
Экономика

Офшорная ловушка для донской индейки

  • twitter
Офшорная ловушка для донской индейки
Фото kommersant.ru
Николай Проценко

Попытка недружественного поглощения крупнейшего отечественного производителя мяса индейки ООО «Евродон» со стороны одной из структур «Альфа-Групп» потерпела фиаско, но надолго станет уроком для всех российских бизнесменов, которые еще верят в благие намерения государства. Плацдармом для атаки на «Евродон» стала офшорная структура, которая много лет назад вошла в состав учредителей ростовской компании в тот момент, когда она только начинала свой индюшиный проект на заемные средства государственного Внешэкономбанка. Основатель и генеральный директор «Евродона» Вадим Ванеев тогда даже думать не мог, что привычная практика передачи доли в бизнесе в качестве обеспечения по кредиту станет бомбой замедленного действия.  К счастью, тогда же у Ванеева появился еще один компаньон – его соотечественник, знаменитый дирижер Валерий Гергиев, вхожий в ближний круг Владимира Путина. Последний, вполне возможно, и принял окончательное решение о судьбе «Евродона».

5.jpg

                                                     Вадим Ванеев, основатель ООО "Евродон"

Импортозамещение с двойным дном

О том, что инвесткомпания А1, одно из ключевых подразделений «Альфа-Групп» миллиардера Михаила Фридмана, в начале февраля стала владельцем 40-процентной доли в ООО «Евродон», основатель и генеральный директор компании Вадим Ванеев, как говорят, узнал из прессы. Ничего хорошего для Ванеева эта новость не сулила. В Ростовской области, где расположены предприятия «Евродона», А1 (в прошлом «Альфа Эко») имеет давнюю недобрую репутацию.

Еще в начале прошлого десятилетия компания была одним из участников самой громкой корпоративной «войны», когда-либо происходившей на Дону, которая развернулась за завод «Тагмет», один из крупнейших металлургических комбинатов на юге России. А пару лет назад А1 участвовала в Ростовской области в еще одном громком конфликте – вокруг производителя керамической плитки «Стройфарфор», который в конечном итоге оказался под контролем структуры «Альфа-Групп».

10.jpg

                                                                                          ОАО "Стройфарфор"

Получить крупную долю в «Евродоне» А1 удалось благодаря специфической структуре собственников компании. На начало этого года основным ее владельцем (45%) являлся Вадим Ванеев, еще 15% принадлежало дирижеру Валерию Гергиеву, о котором речь еще пойдет впереди. Владельцем же оставшихся 40% была офшорная компания BrimstoneInvestmentsLtd, зарегистрированная в латиноамериканском государстве Белиз. Ее бенефициаром считался член совета директоров «Газпрома», бывший министр госимущества РФ Фарит Газизуллин, но в начале года офшорная доля «Евродона» перешла под контроль А1.

Предчувствия, что новый компаньон поведет себя недружественно в отношении основного собственника компании, подтвердились быстро. Первоначально А1 сообщила о планах выступить «партнером по успешному введению новых мощностей и оптимизации бизнес-процессов “Евродона”», но уже через несколько дней в Арбитражный суд Ростовской области поступила серия исков от лица Brimstone в адрес «Евродона» и лично Вадима Ванеева. В них утверждалось, что другие компании Ванеева – «Евродон-Юг» (строящийся в Ростовской области новый индюшиный комплекс) и «Донстар» (реализует крупный проект по производству мяса утки) – получили кредиты от Россельхозбанка и ВЭБа на общую сумму порядка 24 млрд рублей с нарушением корпоративных процедур. В связи с этим Brimstone потребовал признать данные сделки недействительными, а самого Вадима Ванеева исключить из числа участников ООО «Евродон».

2223.jpg

                                                        Вадим Ванеев, основатель ООО "Евродон"

Эта история быстро вышла за рамки деловых новостей, поскольку «Евродон» - это не просто одна из крупнейших компаний Ростовской области, а еще и живой пример столь чаемого государством импортозамещения, которым Вадим Ванеев занялся задолго до того, как это слово возлюбили чиновники. Производства «Евродона» не раз посещали государственные мужи разного ранга, включая самого Владимира Путина, который еще в 2010 году на посту премьер-министра побывал на родине российской индейки.

Поэтому в глазах широкой общественности и прессы действия «Альфы», которая ни единого дня не участвовала в становлении компании, выглядели чуть ли не посягательством на национальное достояние, причем не только в Ростовской области. В защиту Вадима Ванеева, уроженца Цхинвала, сразу же выступили и его соотечественники-осетины, включая президента Южной Осетии Леонида Тибилова.

Словом, это был крайне редкий для России случай, когда крупный бизнесмен получил широкую и совершенно искреннюю поддержку общественности. Руководство Ростовской области на этом фоне заняло весьма осторожную позицию, явно не желая называть вещи своими именами. «Я получил заверения, что другой цели, кроме развития производства, у новых собственников нет. А есть понимание: индюководством и рядом других проектов могут заниматься только профессионалы», - заявил ростовский губернатор Василий Голубев в середине февраля, уже после того, как в областной арбитраж были поданы упомянутые выше заявления.

1.jpg

                                 слева направо: Ванеев В.Ш., Голубев В.Ю., Путин В.В.

Лабиринты политического капитализма

Однако уже через несколько дней «Альфе» пришлось отступить. 26 февраля А1 сообщила о продаже 40-процентной доли в «Евродоне», а также 49% в трех аффилированных с ним компаниях структурам Внешэкономбанка. «После изменения структуры собственников “Евродона” структура ВЭБа проявила интерес к проекту в качестве акционера и инициировала переговоры с А1», - прокомментировал эту сделку Вадим Ванеев. А спустя три дня стало известно, что арбитражные иски к «Евродону» и Ванееву отозваны. Всего за несколько часов сообщение об этом на странице предпринимателя в «Фейсбуке» собрало 1200 «лайков».

И все же в истории с «наездом» «Альфы» на «Евродон» оставалось много загадочных деталей. Прежде всего, так до конца и не было понятно, каким образом в составе учредителей компании появилась офшорная структура, а главное, почему она сменила владельца без ведома основного собственника. «Когда среди участников компании другое юридическое лицо – более того, в данном случае это иностранная компания – всегда сохраняется риск неопределенности: в любой день можешь уснуть с женой, с которой прожил много лет, а проснуться с незнакомым человеком», – проводит наглядную аналогию партнер Национальной юридической корпорации «Митра» Сослан Каиров.

Определенный свет на этот сюжет проливает ряд фактов из истории «Евродона». Появлению ВЭБа в индюшином проекте предшествовало соглашение с другим госбанком – ВТБ, который еще в 2004 году предоставил компании Вадима Ванеева «Мишель-алко» кредит в 20 млн евро на строительство первого птицекомплекса. Однако вскоре после этого подскочили цены на цемент,строительство тут же подорожало, и ВТБ предложил Ванееву заложить 75% доли в проекте в обмен на продолжение кредитования. Ванеев отказался, но смог быстро договориться о финансировании с президентом Внешэкономбанка Владимиром Дмитриевым. Собственно, именно Дмитриев в своей предыдущей должности председателя правления ВТБ получил от Вадима Ванеева бизнес-план индюшиного комплекса, а возглавив ВЭБ, не потерял в него веру.

8.jpg

                                                              производственный цех ООО "Евродон"

Вскоре после этого ВЭБ выкупил у ВТБ долги «Евродона» и стал основным кредитором компании. Первый комплекс по переработке мяса индейки был введен в эксплуатацию уже в 2006 году. А с 2007 года, по данным системы «СПАРК-Интерфакс», в число собственников «Евродона» вошла компания BrimstoneInvestments. Сам Вадим Ванеев, комментируя в ростовской прессе последние события вокруг своей компании, сообщил, что еще в процессе рассмотрения заявки на кредитование индюшиного проекта ВТБ принял решение войти в его уставный капитал, поскольку не было достаточного обеспечения по кредиту, а затем, в процессе перехода в ВЭБ, соответствующая доля была продана офшору. «Подробности этой сделки мне неизвестны, - сказал Ванеев. -  Бенефициаров офшора я не знал вплоть до 2012 года. Я был уверен, что за офшором стоит банк — раньше это была нормальная практика, — и спокойно работал».

9.jpg

                                                           производственный цех ООО "Евродон"

Все дороги ведут в Татарстан

Но здесь как раз и начинается самый интересный поворот сюжета, потому что всего через несколько дней после заявления А1 о продаже доли в «Евродоне» структурам ВЭБа в Москве арестован бывший руководитель департамента природных ресурсов и строительства Внешэкономбанка Ильгиз Валитов, подозреваемый в особо крупном мошенничестве при попытке завладеть имуществом «Евродона». По версии следствия, Валитов предлагал «Евродону» и аффилированным с ним структурам кредиты в ВЭБе в обмен на доли в их уставных капиталах.

Не исключено, что именно так 40% «Евродона» и достались Brimstone, причем за бесценок, поскольку уставный капитал компании, по данным «СПАРК-Интерфакс», составляет 10 тысяч рублей – минимальную установленную российским законодательством сумму. Между тем все последние годы основной бизнес Вадима Ванеева был исключительно прибыльным: в 2014 году «Евродон» получил чистую прибыль в размере 333,1 млн рублей, в 2013 году – 258,6 млн, в 2012-м – 497,6 млн и так далее.

инфо.jpg

                                                            финансовые показатели ООО"Евродон"

«Длительный период участники разделяли решение вкладывать прибыль в развитие и строить мировую компанию. А что на деле? Все-таки кому-то нужно извлечь прибыль сегодня. Вот и предпринимаются действия, свидетелями которых мы являемся», - комментировал Вадим Ванеев ситуацию, связанную с исками Brimstone, в середине февраля. Однако спустя несколько недель ростовский бизнесмен представил более детальную версию конфликта собственников: Фарит Газизуллин потребовал от него долю в компании «Евродон-Юг», которая ведет строительство нового индюшиного комплекса и на 100% принадлежит самому Ванееву. Вслед за его отказом в споре собственников «Евродона» незамедлительно появилась «Альфа-Групп».

Какое отношение к этой истории имел земляк Фарита Газизуллина Ильгиз Валитов, предстоит выяснить следствию (в настоящий момент Валитов арестован до 25 апреля). Не исключено, что в процессе правоохранительные органы проявят интерес и к другим эпизодам его деловой биографии, например, к тому периоду, когда Валитов был членом совета директоров агрохолдинга «Разгуляй» - другого крупного заемщика ВЭБа, который еще несколько лет назад оказался на грани банкротства и был вынужден передать банку крупный пакет акций.

Кроме того, известно, что Ильгиз Валитов был человеком, весьма близким к бывшему зампреду Внешэкономбанка Анатолию Балло, против которого в 2012 году было возбуждено уголовное дело по фактам масштабных махинаций с кредитами. Именно Балло курировал в ВЭБе кредитование ряда проектов в АПК и в кризисном 2009 году подписывал от лица банка кредитное соглашение с «Евродоном» на сумму 2,1 млрд рублей по проекту создания материнского стада для индейководческого комплекса. Ильгиз Валитов благополучно «пересидел» Балло в ВЭБе, но все же оставил его в середине прошлого года. А задержание бывшего топ-менеджера банка состоялось всего через несколько дней после того, как пост его председателя в середине февраля покинул Владимир Дмитриев, считавшийся еще одним покровителем Валитова.

7.jpg

                                                                Анатолий Балло и Ильгиз Валитов

«Включились большие силы»

Наконец, стоит вспомнить о третьем совладельце «Евродона» - маэстро Валерии Гергиеве, едва ли не самом влиятельном выходце из Осетии в российской элите. Много лет назад Вадим Ванеев (уроженец Цхинвала, столицы Южной Осетии) предложил Гергиеву стать партнером в его бизнесе, и не исключено, что теперь эта ставка сыграла. Хорошо известно, что Гергиев входит в число близких знакомых Владимира Путина, а это значит, что Вадим Ванеев мог рассчитывать на поддержку главы государства не только на словах.

Впрочем, в «Евродоне» возможную «ось» Ванеев – Гергиев – Путин в отражении атаки «Альфы» не комментируют. «Мы со своей стороны предпринимали определенные шаги по урегулированию конфликта, но о роли Валерия Абисаловича Гергиева сказать ничего не можем, лучше обратиться к нему лично или к его представителю», - говорит источник в компании. «Включились большие силы», - коротко прокомментировал Ванеев в недавнем интервью.

2.jpg

                                                                                 дирижёр Валерий Гергиев

«Получив выгодное предложение, мы можем позволить себе выйти из состава акционеров в любой точке инвестиционного раунда», - заявили в А1 в связи с продажей доли в «Евродоне» ВЭБу. Однако не вполне понятно, насколько изначально были просчитаны намерения структуры «Альфа-Групп» предпринять атаку на Вадима Ванеева. Дело в том, что основатель «Евродона», создавший этот бизнес с нуля, является главным носителем всех компетенций в компании, и без него она едва ли бы смогла продолжить нормальное существование. Команду «Евродона» и его дочерних структур, от линейного персонала до топ-менеджеров, всегда отличал высокий уровень лояльности своему лидеру, и едва ли «стратегическому инвестору» удалось бы убедить сотрудников компании, что отстранение ее основателя есть нечто в порядке вещей. Кроме того, «Альфа» явно не рассчитывала на то, что «наезд» на «Евродон» вызовет столь мощный общественный резонанс.

Впрочем, пока остается открытым вопрос о том, какое участие ВЭБ будет принимать в деятельности «Евродона». В самой компании утверждают, что говорить об этом  пока преждевременно, поскольку сделка по приобретению госкорпорацией долей в «Евродоне» и его дочерних структурах еще должна пройти все формальные процедуры типа согласования в ФАС, а это займет еще несколько недель. В то же время источник в «Евродоне» отмечает, что для российского АПК это в любом случае прецедентная сделка.

По мнению управляющего партнера компании «ФОК (Финансовый и организационный консалтинг)» Моисея Фурщика, в принципе, это нормально для института развития, поскольку такой сценарий позволяет обеспечивать проекту умеренную долговую нагрузку, а банку – большее погружение в процессы управления предприятием. Поэтому Внешэкономбанк и ранее в целом ряде случаев становился не только кредитором, но и акционером крупных предприятий.

фурщик1.jpg

                                                                                   Моисей Фурщик (справа)

В то же время в случае со Внешэкономбанком, напоминает эксперт, в таких ситуациях часто возникали сомнения насчет эффективности последующей реализации проектов – например, когда ВЭБ становился акционером ООО «Терминал» для строительства терминала D в аэропорту «Шереметьево» и ОАО «Сухой» для поддержки SukhoiSuperjet. «Но на этом сложности этих проектов не заканчивались, так как через некоторое время все равно обострялась проблема высокой долговой нагрузки, возникали сложности с выполнением плановых графиков и бюджетов. Возможно, что само наличие такого акционера расслабляет руководство компаний, создает у них ощущение доступности решения всех проблем за счет дополнительного финансирования. Не исключено, что в подобных ситуациях перепродажа доли Внешэкономбанка профильному инвестору могла бы быть более эффективной и для предприятия, и для самого ВЭБа», - говорит Моисей Фурщик. Но в случае «Евродона», по его мнению, такая опция представляется вполне реалистичной, так как компания работает на перспективном и растущем рынке. 

9:24   23 марта 2016
0 33 0 0 0 0

КОММЕНТАРИИ

(0)

Lentainform

Загрузка...

БОЛЬШЕ ПО ТЕМЕ

В Таганроге посчитают доходы населения
ПОПУЛЯРНОЕ



ИНТЕРВЬЮ
Ростовчане платят за пустующие места в цирке
Дмитрий Резниченко
Дмитрий Резниченко Директор Ростовского-на-Дону государственного цирка
Зоны для развития бизнеса - это бред и масса разворованных денег
Александр Хуруджи обмудсмен по защите предпринимателей в СИЗО