23 января, Понедельник
16+
Максим Максименко
Максим Максименко Региональный координатор "Лиза Алерт Юг"
Интервью

Каждого десятого пропавшего без вести так и не находят

  • twitter
Каждого десятого пропавшего без вести так и не находят
Фото Валерий Фролов
Утверждения о том, что все в мире держится на деньгах и власти, опровергают простые люди со всей России, которые бескорыстно объединяются вместе ради достижения благих целей. Одной из таких общественных организаций является отряд "Лиза Алерт", занимающийся поиском без вести пропавших людей. О целях организации, итогах работы в Ростовской области и несогласованности в работе министерств рассказал RostovGazeta региональный координатор "Лиза Алерт Юг" Максим Максименко.

Насколько в России развита поисково-спасательная деятельность?  

Если брать период последних пяти лет, то это направление развивается достаточно серьезно. Раньше не было вообще ничего, потом появилась "Лиза Алерт", "Поиск пропавших детей", сейчас возникают множество организаций под разными названиями, но все равно на сегодняшний день их критично недостаточно. "Лиза Алерт" присутствует в 40 регионах, и это очень мало.

Когда появился поисковый отряд "Лиза Алерт" в Ростовской области? И почему вы стали этим заниматься?

Я никогда не был связан со спасательными службами. Я познакомился с ребятами из московского отряда, выяснил, чем они занимаются, и появилась идея организовать поисковый отряд в Ростовской области. На тот момент у нас ничего подобного не было. Основание "Лиза Алерт" в Ростове приходится на 6 августа 2012 года.

Какие достижения у "Лизы Алерт" в нашем регионе уже есть?

За годы существования "Лизы Алерт" в ростовском регионе были найдены 598 человек, из них 192 - дети. Сейчас продолжаются поиски 52 человек, двое из которых - несовершеннолетние.

Проводите ли вы какие-то мероприятия? Что запланировано на ближайшее время?

Мы проводим профилактические мероприятия по школам. И каждый год в мае в поселке Рассвет на базе полигона ДГТУ проходит ежегодный открытый лагерь, где собираются детские команды со всей России и стран ближнего зарубежья. Все эти дети каждый год проходят через точки по разным дисциплинам и среди них есть точка "Лиза Алерт". Мы рассказываем о том, как вести себя, если ты потерялся, что нужно делать, чтобы ты не потерялся, то есть весь тот комплекс, который необходим в качестве профилактики.

map_1024x768.jpg                                                                                             Фото: a-news.info

Какова активность полиции в поиске пропавших? Есть какое-то взаимодействие между вами и как полицейские относятся к вашей помощи?

Взаимодействие безусловно есть. Во-первых, это обусловлено тем, что мы не примем к работе заявку, если нет заявления в полицию. Если человек в полицию заявил, если есть номер заведенного дела, мы в обязательном порядке связываемся с оперативником, который занимается этим делом и, разумеется, мы координируем работу, потому что понимаем, что, не зная, можно навредить оперативно-розыскным мероприятиям в ходе работы.

Не получается ли так, что волонтеры выполняют работу, с которой плохо справляются полицейские? Ведь поиск людей - прямая обязанность полиции.

Мы не замещаем собой работу полиции. Мы совершенно обыкновенные граждане с общегражданскими правами, возможностями и полномочиями, но мы можем собрать очень большое количество людей за короткий срок. У полиции, в свою очередь, есть полномочия, исключительные права, которые доступны только определенным государственным организациям, и, таким образом, мы друг друга дополняем. Допустим, в сельском населенном пункте всего один сотрудник полиции, участковый, и там пропадает человек. Совершенно понятно, что он один весь лес не прочешет. Он будет этого очень хотеть, он очень порядочный человек, квалифицированный полицейский и хочет помочь всей душой, но он один. Мы можем прочесать местность большим количеством людей, оперативно расклеить ориентировки на любой площади, такого рода помощь очень востребована.

Как к вам поступает информация о пропавшем человеке и каков дальнейший алгоритм действий?

Есть несколько вариантов. Во-первых, у нас есть общероссийский номер горячей линии. Он достаточно известен в нашей стране. Нам порой звонят из таких мест, где наших никого нет, и мы можем лишь проконсультировать по телефону, помочь с изготовлением карты, разбитой на квадраты, дать рекомендации, сверстать ориентировку. В критичных случаях, если это дети, мы, конечно, вылетаем. Есть у нас дружественные отношения с рядом авиакомпаний. На моей памяти были случаи, когда ребята вылетали на Чукотку, не так давно на Алтай. Когда действительно что-то экстренное, в авиакомпанию можно обратиться, и они нам организуют перелет туда совершенно бесплатно. Такие моменты есть, они очень приятны и очень помогают. Но это в тех случаях, когда пропадают дети.

Во-вторых, когда люди приходят в полицию подавать заявление о пропаже человека, их нередко параллельно отправляют к нам. То есть записывают все данные и предлагают позвонить нам, дают номер кого-то из наших координаторов или горячей линии. Во всяком случае, в нашей области так.

И в-третьих, многие пишут в социальных сетях напрямую. Помимо этого, можно оставить заявку на сайте "Лиза Алерт", там есть специальная форма.

Каковы основные причины пропажи людей?

Чаще всего это пожилые люди с проблемами со здоровьем, с памятью. Таких, к сожалению, очень много. И как-то так складывается, что на пожилых людей реагируют гораздо менее активно, чем на детей. Это происходит по понятным причинам, но мы всегда на стариков поднимаемся.

В нашей области нет лесов, но в тех областях, где они есть, на первом месте стоит причина, когда человек заблудился в лесу.

Очень распространены "бегунки". Мы так называем подростков начиная лет с двенадцати, которые куда-то бегут из дома по разным причинам. Это самая сложная категория, их сложнее всего искать, потому что инструментов для поиска таких ребят очень мало.

Кроме этих причин, есть и другие, несущественные в статистике. Очень редки похищения. Если говорить обобщенно, похищения мы делим на те, которые связаны с насилием, и те, которые связаны с выкупом. С выкупом дела обстоят куда проще, и такие похищения менее опасны для жизни и здоровья. Похищения, связанные с насилием, в большей части над детьми, практически всегда кончаются плохо. Да не практически, всегда они кончаются плохо - ребенок погибает. Причем это случается очень быстро, в этих случаях помочь практически невозможно. Здесь нужна бдительность ребенка и родителей.

3977861.jpg                                                                                            Фото: kinopoisk.ru

Еще нужно понимать, что есть две, не нами придуманные, категории пропаж - пропавший без вести и так называемая утрата родственных связей. Второй случай представляет собой, к примеру, ссору мужа с женой, вследствие которой жена ушла к маме и ничего об этом не сказала. Вот это мы не принимаем к поиску. Подавляющее большинство заявок именно по утрате родственных связей. Мы не можем вернуть мужу его супругу после ссоры.

Какую часть пропавших не находят и какую находят мертвыми?

Большая часть людей находится. Ненайденных людей за четыре года на сегодняшний день примерно десятая часть, из них двое несовершеннолетних. Когда человек совсем никак не находится на протяжение очень долгого времени, вероятнее всего, что человек пропал на пляже, утонул. Мы очень боимся случаев пропажи людей рядом с водой, это почти всегда кончается нехорошо. Кроме того, поиски пропавших вблизи воды крайне затруднительны как для нас, так и для МЧС, полиции в силу характера пропажи. Неживыми, к сожалению, люди тоже находятся не так уж редко. Связано это с проблемами со здоровьем либо с несчастными случаями, но еще очень серьезную роль играет срок обращения с момента пропажи. Если обратиться к нам, в полицию, в день пропажи, то в 90% случаев человек будет найден живым и здоровым. Если обратиться на второй - третий день пропажи, то шансы найти человека, и найти его невредимым, уменьшаются буквально вполовину.

К сожалению, мы никак не можем искоренить миф о том, что обратиться в полицию можно только на третьи сутки пропажи. Это полная ерунда! И мы всякий раз об этом кричим - люди, если у вас хоть какое-то подозрение закралось, если ваш близкий должен был быть дома два часа назад, а его нет, то это уже тревожный звоночек. И для подачи заявления не нужно быть родственником человека - если вы несколько дней не видите своего соседа по лестничной клетке, хотя обычно видите его каждый день, вам можно и нужно прийти в полицию.

Чего не хватает для более эффективных поисков? Есть какие-то факторы, которые мешают поиску?

У нас есть серьезная боль и проблема. Она связана с министерством здравоохранения. Если вы сейчас позвоните в больницу и скажете, что у вас пропал родственник и вы хотите узнать, не попадал ли он в эту больницу, вам, скорее всего, откажут в ответе. Там есть какой-то огромный свод законов о неразглашении личных данных, о медицинской тайне. Мы никак не можем до них достучаться, что мы даже фамилии не спрашиваем, нам не нужен диагноз или другая информация, мы просто ищем человека с какими-то особыми приметами. Это нужно нам для того, чтоб мы могли туда отправить оперативника или родственника. Список больниц огромен, оперативник или родственник физически не сможет объехать все больницы. А по официальному запросу полиции ответ может идти неделю. Я пытался обращаться в разные инстанции вплоть до губернатора. Ничем это не закончилось. Причем известен очень удачный пример решения этой проблемы в Москве. У них второй или третий год работает специальный портал, который создан совместно с минздравом, правительством Москвы и "Лизой Алерт". Работает он следующим образом - если в больницу попадает человек без документов и по любым причинам он не может назвать свое имя, персонал больницы размещает на портале его описание и фотографию, которая будет доступна после персонального запроса. Информация в закрытом доступе, но все это при необходимости можно быстро решить. Ростовский минздрав говорит, что это невозможно и чуть ли не подсудное дело. Недавно мы искали бабушку более трех недель и все это время она лежала в больнице. Три недели работают два отдела полиции, тратятся ваши и наши налоги на их работу, работают ребята из поискового отряда, родственники переживают. А человек все это время лежит в больнице. Это главная проблема, и других таких нет. Взаимодействие происходит с кем угодно, кроме больниц.

Сколько длились в Ростовской области самые длинные и самые короткие поиски? Кого ищут активней?

Активней ищут, конечно, детей. Максимум людей собирается на поиски ребенка.

Не так давно был поиск, занявший около 16 минут. До обращения к нам человека искали четыре дня. Мы занялись прозвоном и нашелся порядочный человек среди сотрудников одной из больниц, который сказал, что с подобными приметами есть пациент.

Самым длительным является поиск Саши Целых, и идет он с момента основания отряда в нашем регионе и по сей день. В поиске есть активная фаза, когда проводятся физические розыскные мероприятия, прочесывается местность, проводятся опросы, проводится расклейка ориентировками. Бесконечной эта фаза быть не может - ее длительность около недели. В случае с Сашей Целых мы провели в активной фазе поиска несколько месяцев. Но в целом, не имея никакого отклика, ни одного свидетельства, которое могло бы задать хоть какое-то направление в поисковой работе, поиск переходит в информационную стадию, когда мы просто время от времени публикуем ориентировку на пропавшего человека. Информационный поиск может быть бесконечным.

3E3P3eHgUJo.jpg                                                                           Фото: vk.com/lizaalert_rostov

Существует какая-то государственная поддержка вашей деятельности и нужна ли она вам?

Мы не организация, не юридическое лицо, мы свободное сообщество без каких-либо расчетных счетов, без бухгалтерии, мы принципиально не принимаем никакой денежной помощи. Если кто-то хочет посодействовать поискам, но физически не может присутствовать, может подарить нам фонарь, например. Такую помощь мы примем с удовольствием. А государство в этом случае помочь нам не может, потому что взаимодействие государства может происходит либо с каким-то конкретным гражданином, либо с какой-то конкретной организацией. Однако, в случае, если нам нужно экстренно распечатать порядка пяти тысяч ориентировок, чего наши принтеры технически сделать не могут, мы можем обратиться к уполномоченному по правам ребенка, и он поможет с печатью или направит нас в какую-нибудь государственную типографию, либо поможет иным способом.

Как происходит момент встречи найденного человека с родственниками?

Это очень трогательно! Это та основа, которая нас всех держит. Заниматься этим достаточно тяжело и физически, и психологически, и мы же все работаем, порой приходится пропускать работу. Но когда люди встречаются со своим близким человеком, которого искали долгое время... Вы знаете, это довольно сложно описать словами. Это нужно прочувствовать.

Сколько сейчас в отряде человек?

Постоянного количества участников нет, и также у нас нет членства. В каждом регионе, в том числе в ростовском, есть то, что называется актив - какое-то количество человек, которые практически на любом поиске уже много лет, та опора, в которой я могу быть уверен. В остальном все зависит от поиска - там может быть и двести, и триста, и несколько тысяч человек.


Кто идет к вам в волонтеры? Расскажите, что нужно сделать, чтобы стать участником группы?

Нужно просто прийти на поиск. Мы публикуем всю информацию о пропажах, о месте и времени сбора для поиска, контакты куратора. Нужно просто прийти. Единственное ограничение - старше 18 лет. Ну и, разумеется, абсолютный сухой закон. Если человек придет на поиск нетрезвым, он будет отправлен обратно. Других ограничений нет никаких.

18:40   5 сентября 2016
1 0 0 0 0 0

КОММЕНТАРИИ

(0)

Lentainform

Загрузка...

БОЛЬШЕ ПО ТЕМЕ




ИНТЕРВЬЮ
Ростовчане платят за пустующие места в цирке
Дмитрий Резниченко
Дмитрий Резниченко Директор Ростовского-на-Дону государственного цирка
Зоны для развития бизнеса - это бред и масса разворованных денег
Александр Хуруджи обмудсмен по защите предпринимателей в СИЗО