Молчание депутатов: Что скрывают аккаунты ростовских политиков в соцсетях
Аналитика

Молчание депутатов: Что скрывают аккаунты ростовских политиков в соцсетях

1 октября 2019, 16:31Наиль БайназаровФото: пресс-служба Законодательного собрания Ростовской области
Сухие отчеты и пустая бравада заменяют ростовским чиновникам и депутатам реальное общение в соцсетях. Журналисты RostovGazeta изучили аккаунты должностных лиц и народных избранников и пришли к выводу, что большинство из них созданы для галочки.

Не секрет, что присутствие в соцсетях является одним из критериев оценки Кремлем работы губернаторов. Далее требование иметь аккаунты спускается нижестоящим чиновникам. У депутатов тоже есть негласное обязательство присутствовать в социальных медиа.

Но анализ аккаунтов высших должностных лиц и депутатов Ростовской области приводит к неутешительным выводам. Создается впечатление, что большинство страничек в Instagram, Facebook и «ВКонтакте» создаются, чтобы сливать туда пресс-релизы и время от времени писать духоподъемные тексты.

Аккаунты под копирку

Унылую серую массу представляют собой аккаунты депутатов Ростовского областного Законодательного собрания. Из тех страниц, которые еще можно найти в Instagram, большинство содержат лишь копии официальных релизов пресс-службы парламента и помощников депутатов. Сухие отчеты перемежаются протокольными фото с заседаний и открытками с поздравлениями. Все то же самое — в официальных аккаунтах Заксобрания.

Особенно «отличаются» аккаунты депутатов-единороссов. Здесь все в соответствии с новой идеологемой партии — работать не шумно и спокойно. Яркий пример — Instagram-аккаунт депутата Игоря Кундрата. Из 22 публикаций глаз не выхватывает ни одного примечательного поста, ни одной интересной темы, ни одной волнующей проблемы.

Впрочем, аккаунт Кундрата на фоне остальных его коллег можно считать примером небывалой социально-сетевой активности. Ведь большинство членов регионального Заксобрания и вовсе не найти ни в одной соцсети.

Видимо, хорошо прячутся от избирателей.

Александр Джадов, политолог: «Что касается официозных лиц, им, видимо, не до общения в соцсетях. И те уныние и отчаяние, которые царят у них в аккаунтах, происходят из-за того, что им когда-то сказали эти аккаунты вести, а ведутся они из рук вон».

Неприятное исключение

Ярким пятнышком среди аккаунтов донского депутатского корпуса можно назвать Instagram члена городской думы Ростова-на-Дону Сергея Смирнова. В отличие от большинства своих коллег он очень активен в соцсетях, чему, возможно, способствует фотогеничная внешность и умение эффектно позировать.

Нужно признать, что на фоне ростовских трущоб, разбитых дорог и несчастных пенсионеров депутат Смирнов в модной рубашке и со свежей прической выглядит особенно выигрышно. Видимо, этим и пользуется.

В аккаунте господина Смирнова преобладают селфи в разных, но неизменно безупречных образах, костюмах и аксессуарах.

Депутат не стесняется и своих недешевых увлечений, например, яхтинга.

Было бы ошибкой думать, что самолюбование Сергея Смирнова кого-то смущает или не дай бог раздражает. Все комментарии в Instagram депутата исключительно доброжелательные и восторженные. Возникает вопрос: этого члена городской думы действительно все любят или он предпочитает фильтровать комментарии?

Александр Джадов, политолог: «Что касается „Единой России“, даже на уровне областного Заксобрания, я с вами не соглашусь. Есть весьма интересные аккаунты. Допустим, Владимир Ревенко. У него достаточно живенький аккаунт. Александр Ищенко — его пресс-служба ведет тоже достаточно активный, живой блог».

Активность напоказ?

Еще одна из немногих активных пользователей соцсетей в Ростове — депутат регионального Заксобрания Екатерина Стенякина. Член «Единой России», председатель комитета по взаимодействию с общественными объединениями, молодежной политике, физической культуре, спорту и туризму активно делится событиями своей жизни в Instagram. На ее аккаунт подписано 11,5 тысячи человек, а новые посты появляются почти каждый день.

Следует признать, что страница Стенякиной выгодно отличается от аккаунтов ее коллег тем, что она (или тот, кто ведет аккаунт) старается разбавлять скучные релизы и отчеты с заседаний постами, которые могут заинтересовать. Вот красивые фото с короткими и лаконичными подписями.

А вот Стенякина коротко и доступно объясняет суть законодательных новелл.

Вызывают вопросы только показные акции, в которых депутат по долгу службы участвует. Особенно неубедительно выглядит устроенный под прицелы телекамер рейд по аптекам, «торгующим наркотиками». Показательное возмущение депутата и общественников перед объективами вряд ли заставит поверить, что завтра эти аптеки закроют.

Александр Джадов, политолог: «Есть, наоборот, оппозиционные депутаты, которые не умеют работать с соцсетями, хотя это напрямую повысило бы их электоральный вес. Допустим, Евгений Бессонов (депутат от КПРФ — прим. ред.). Он достаточно молодой с точки зрения политиков. Ему прямая дорога вести социальные сети, а он этим толком не занимается. Или Вахтанг Иванович Козаев — вообще звезда, человек-мем, при этом совершенно не умеющий пользоваться социальными сетями».

Интересные аккаунты — только у оппозиции

Еще один вывод, который напрашивается при просмотре немногочисленных депутатских аккаунтов: оппозиционеры — хорошие блогеры. Один из двух представителей «Справедливой России» в областном парламенте Борис Вальтер ведет на удивление нестыдную страницу. Он отчитывается о действительно интересных кейсах. В основном о проблемах, к решению которых он подключается.

Вместе с тем делится личным и выкладывает красивые фото — с женой, с детьми, на отдыхе.

Да и подписи к постам — не отчеты и не потуги помощника, а нормальные подписи живого человека, ведущего свой Instagram. Итоговая оценка — твердая четверка. А на фоне остальных коллег и вовсе пятерка с плюсом.

Александр Джадов, политолог: «Справедливая Россия» — это очень интересный феномен. Это и оппозиция, и не оппозиция. Тем не менее, свои очки они все равно зарабатывают в публичном поле. Особенно это видно на муниципальных выборах, где справедливороссы берут свой определенный процент, потому что от них идут «коммерсы».

Ботов не разводим

Недавно Центр политической конъюнктуры опубликовал рейтинг губернаторов по числу ботов в их Instagram-аккаунтах. Возглавил список глава Республики Тыва Шолбан Кара-оол, у которого эксперты насчитали аж 63% фальшивых подписчиков. А вот ростовский губернатор Василий Голубев оказался в почетном хвосте списка: у него в Instagram всего около 17% ботов. Это третье место среди губернаторов по чистоте аккаунта. И не удивительно.

Страница Голубева неожиданно живая и местами даже интересная. Да, в ленте преобладают отчеты «об успехах и достижениях». Но сопровождаются эти отчеты не фотографиями пресс-службы с заседаний, а хорошими репортажными снимками. То же касается и рабочих поездок, и мероприятий с участием первого лица.

И — о чудо! — оказывается, даже поздравления можно писать не на фоне открыток из интернета. Другим губернаторам на заметку.

Конечно, относительно неплохой аккаунт Голубева можно объяснить тем, что на него работает целый отдел профессионалов в пресс-службе, а возможно, еще и привлеченные SMM-специалисты. Но не будь воли чиновника — не было бы ни этих усилий, ни результата.

Сети для политиков

Подводя итог, политолог Александр Джадов указывает, что в первую очередь нужно разделять социальные сети по аудитории и качеству контента. Даже рядовые пользователи ведут себя по-разному, например, в Facebook и Instagram. Если первая сеть в России более политизирована, то вторая — гораздо меньше.

«Тут надо качественно разделять социальные сети, потому что, например, Instagram — далеко не самая политизированная социальная сеть. А может, и наименее политизированная сеть. Учитывая последние тенденции, я считаю, что даже „ВКонтакте“ более политизирована, чем Instagram», — говорит Джадов.

Далее все зависит от самой фигуры — чем более склонен чиновник или депутат к открытому, прямому общению с рядовыми гражданами и СМИ, тем более активен он в соцсетях. И тут выбор конкретной сети зависит только от привычек самого политика.

«Есть критерии KPI. Да, они не в первом сегменте, они ближе к концу. В нижнем сегменте критериев оценки публичных чиновников и губернаторов все равно содержится „паблисити“, то есть общение с народом. А самое дешевое и сердитое — это, конечно, социальные сети. Это не требует практически никаких затрат, кроме организационных. А дальше все очень дифференцируется в зависимости от конкретной личности, от конкретной партии», — считает политолог.

Для оппозиции же нередко интернет в целом и соцсети в частности становятся едва ли не единственным средством коммуникации с рядовыми сторонниками и активистами в других регионах. Поэтому если для одних быть онлайн — это обязанность, то для других — необходимость.

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter