Принудительное спасение: почему ростовские ребцентры работают вне закона
Аналитика

Принудительное спасение: почему ростовские ребцентры работают вне закона

2 февраля , 15:55Тат ГаспарянPhoto: pxhere.com/ru
Реабилитационные центры для наркозависимых в России никем не контролируются по факту с 2016 года, когда Указом президента было упразднено такое ведомство, как УФСКН.

Да и тогда, как отмечают эксперты, не особо кому-то были интересны частные клиники для лечения наркозависимых, но хотя бы была какая-то видимость работы в этом направлении. Сегодня сразу несколько ведомств спорят — кто должен брать под свое «крыло» реабцентры. Никто не хочет. Почему уже четвертый год подряд общественники и отдельные депутаты борются за права сотрудников и пациентов Центров, разбирались эксперты вместе с RostovGazeta.

Неразбериха вместо ФСКН

Все опрошенные по теме реабцентров эксперты в один голос говорят, что «упразднение» УФСКН, то есть передача функций этого ведомства МВД в 2016 году, ни к чему хорошему не привело. Полномочия ФСКН Указом Президента РФ переданы в систему МВД в июне 2016 года, образовалось объединенное Главное управление по контролю за оборотом наркотиков МВД России. Полностью ликвидировали ФСКН России в июле 2018 года.

Руководитель отдела сети центров профессионального лечения реабилитации наркозависимых «Решение» Вадим Шипилов уже 14 лет спасает наркозависимых. У него успешно функционируют 15 реабцентров по всей России, он обладает множеством дипломов и сертификатов. Одно «но» мешает в работе.

«В любой момент к нам может любой сотрудник из правоохранительных органов прийти. Потому что сфера услуг ребцентров никем на сегодняшний день не регламентирована. Раньше был хоть какой-то регулятор, ФСКН, например. Мы можем говорить о его „качестве“, но он большую часть всё-таки регулировал. Когда он создавался в „нулевых“ годах, люди [сотрудники ФСКН] вели себя правильно, приходили на собрания, говорили, что готовы помочь, средства бюджетные есть. Потом все изменилось. Сейчас все центры и организации являются второсортным сырьем. Так не должно быть», — комментирует проблему Шипилов.

Он добавляет, что после упразднения ФСКН функцию этого ведомства на себя не хочет брать МВД или Министерство здравоохранения, труда или соцразвития. Эта ниша вытеснена в незащищенную сферу, никто не создал за все эти годы регламентов, по которым должны работать реабцентры.

«Как только у кого-то из администрации дети начинают употреблять, а они начинают, потому что количество наркомании зашкаливает, сразу становится другое отношение к этому. Мы добиваемся, чтобы была создана со стороны государства организация, которая заберет на себя ответственность, с них будут спрашивать, будет регламент, качество появится», — отмечает Шипилов.

Требуем регламентов

В Ростове в конце января состоялся «большой» «круглый стол» на тему поддержки сотрудников центров, а также их пациентов. Жуткие истории, когда наркозависимые убивали своих «докторов» в лечебницах, натолкнули общественников собрать всех заинтересованных за «большим столом», чтобы найти пути решения. «Круглый стол» состоялся, почти каждый участник высказался о нормах, которых нет в Центрах, о пожарной безопасности, о том, что пора начинать защищать сотрудников реабцентров и «наркозависимых», однако после «большого» обсуждения ничего в этом вопросе особо не изменилось. Кто-то «сверху» не хочет принимать законы, которые бы защищали всех и сразу. Единственное, что было сделано после «большой встречи» — создан «Альянс реабилитационных центров Юга России». Руководители Центров вместе с экспертами сами будут создавать стандарты, нормативную базу для себя, делиться опытом, защищать друг друга. От кого? От большого количества проверяющих.

Оказывается, по дороге в реабцентр любой полицейский может остановить машину и спросить у наркозависимого: «домой хочешь?» Тот, конечно же, отвечает, что его насильно везут куда-то, его похитили и удерживают незаконно. И тут сотрудников и руководителя реабцентра ждет уголовное наказание — до десяти лет колонии. Например, летом прошлого года в Московской области были осуждены четыре сотрудника московских реабилитационных центров для наркозависимых. Суд признал их виновными в похищении и незаконном лишении свободы их зависимых подопечных и назначил им от пяти до восьми лет колонии. Громкая история обошла все СМИ. Всем очевидно, что людей в центре лечили, насильно их никто не удерживал, однако суд встал на сторону обвинения. Таких случаев боятся сотрудники Центров, они понимают, что никак не защищены со стороны закона.

«Каждый реабцентр просто погряз в проверка различных структур. Руководители Центров боятся, что их либо зарежет пациент, либо посадит проверяющий. Созданный нами „Альянс“ служит спасательным кругом для самих Центров. Кроме того, надо идти в „белое правовое поле“. Сейчас мы сделали портал, чтобы руководители реабцентров могли элементарные нормы пожарной безопасности, СанПИН скачать. Но сейчас непонятно, кто в принципе будет разрабатывать алгоритмы работы центров. На сегодня нам необходимо разработать нормативную базу, признать статус наркозависимого. Альянс желает „сесть“ за стол переговоров с правовой системой и готов предложить регулируемые меры», — говорит депутат Думы Ставропольского края Николай Новопашин.

Руководители Центров, которые вошли в состав «Альянса», основной проблемой в своей работе называют «ежедневный прессинг со стороны правоохранителей.

Сам Новопашин родом из Ростовской области, он уже более 20 лет занимается спасением наркозависимых. И один из первых создал в начале 2000-х центр реабилитации в регионе. Депутат на протяжении долгих лет активно пытается внести какие-то поправки или нормы в законопроекты, но все его усилия упираются в Федеральное законодательство. Сначала должны принять в Думе РФ законы, затем спустить их на регионы. Но этого не делается.

«Я состою в Совете Федерации, в рабочей группе по антинаркотической тематике. Но в эту рабочую группу приходят сегодня новые люди. Происходит смена правительства, смена министров, замминистров. Придут новые люди, и заново мы будем топтаться на месте, — говорит Новопашин.

Парламентарий предлагает создать должность омбудсмена по этой проблеме, то есть назначить конкретного человека, который бы решал проблемы наркозависимых.

«ФСКН передала силовые функции МВД. А вопросы по реабилитации упразднили вообще. Был такой „Департамент по взаимодействию с общественными и религиозными центрами“. Они курировали, контролировали, придумывали, как финансировать эти организации. Должна быть создана служба федеральная, этот вопрос должны решать сотрудники трех или четырех ведомств. С наркозависимыми должны работать врачи, психологи, психиатры, священники…», — комментирует депутат.

Сегодня государство не финансирует никак частные реабцентры. Министерство здравоохранения считает, что десяти дней, которые по регламенту положены на то, чтобы «вытащить» наркозависимого, вполне достаточно, и реабцентры совершенно не нужны. А руководители реабцентров стоят на своем — нужны годы реабилитаций, чтобы человек не вернулся к наркотикам, как только окажется в «своей среде».

«Когда мне говорят профилактика — первичное или главное, мне смешно. Если в Ростовской области более 14 тысяч людей официально на учете состоят, то цифра эта в три раза выше. Ведь родители стараются не ставить на учет ребенка, это делается через коррупционную схему. Почему никто не „бьет в колокола“, что это не просто больные, это активно употреблявшие, распространяющие и втягивающие в потребление молодых людей? У нас [в России] если вопрос не решается, то лучше его не замечать. Ни одного учебного заведения нет, где готовили бы специалиста к работе в реабцентре», — добавляет Новопашин.

Баннерами и круглыми столами наркоманию не победить, отмечает он.

«Нужно выявить потребителей, принудительно лечить, помочь тем, кто лечит и реабилитирует. Вместо этого полный игнор со стороны властей, отсутствие специалистов и контролирующего, курирующего органа. Как следствие — криминал и теневая экономика, посадки и суициды, коррупция и крышевание, антисанитария, удерживание и избиение пациентов», — говорит Новопашин.

Применять заграничный опыт в реабилитации наркозависимых в России не получится, уверен спикер.

«В Европе применяется заместительная терапия — программа снижения вреда, человека ставят на учет в наркологию, он получает „дозу“ и не ворует, не идет на преступление, так он не опасен для социума. Но, как известно, „то что русскому — хорошо, то немцу — смерть“. Не работает у нас эта программа. Бессмысленно говорить о метадоновой „терапии“. Терапия — это то, что лечит. Метадон выполняет только одну функцию — сокращает распространение ВИЧ инфекции среди инъекционных наркоманов. В Израиле есть трудпрограммы, реабилитанты получают деньги за свою работу, при этом, их еще и лечат. Но это тоже у нас не будет работать», — комментирует парламентарий.

35% излечившихся

По словам вице-президента ростовской ассоциации «Донской антинаркотический фронт» Галины Запороженко на территории Ростовской области действуют около 70 реабилитационных центров, 19 из которых вошли в региональный реестр и оказывают свои услуги законно, деятельность остальных вызывает опасения не только у общественности, но и у правоохранительных органов. Иногда эти услуги оказываются непрофессионально — без квалифицированных специалистов, без медицинского обслуживания, в плохих бытовых условиях и даже без государственной регистрации организации. Как правило, в таких центрах нарушаются права наркозависимых: их удерживают, применяют психологическое и даже физическое насилие.

По факту, сейчас каждый может создать такой центр и заявить о том, что он лечит наркоманию. Такие объявления пестрят в интернете, озвучиваются даже гарантии излечения. Такие заявления могут публиковать только те, кто имеет поверхностные знания в этой области или просто пытаются нажиться на чужой беде.

«Наркомания не лечится. Это хроническое неизлечимое прогрессирующее заболевание. Нельзя вылечить наркоманию — можно лишь научить зависимого человека жить с этим заболеванием, но для восстановления разрушенной личности потребуется много времени и усилий как самого зависимого так и целого штата квалифицированных врачей, психологов и других специалистов. Я могу сказать, что лишь около, 35-55% прошедших полный курс реабилитации добились устойчивой ремиссии и социальной адаптации», — говорит Запорожненко.

Реабцентры работают по договору оказания услуг, существующие критерии оценки качества и требования к этим организациям носят рекомендательный характер и не обязательны для исполнения. Это способствует появлению в этой сфере дилетантов и мошенников. Однако общественники сейчас проявляют инициативу по изменению законодательства.

«Мы хотим, чтобы были прописаны все вопросы, которые должны регламентироваться федеральным законодательством. Нужно внести изменения в Федеральный закон, дополнив его целой главой, посвященной социальной реабилитации наркозависимых. Установить права людей, которые проходят реабилитации, нормы, которые будут регулировать эту деятельность. Об этом говорят десятилетиями. Мы обращаемся в органы госвласти, чтобы эти усилия объединить и получаем поддержку», — говорит она.

В ближайшее время в Ростове-на-Дону будет сформирована рабочая группа, состоящая из представителей министерств и ведомств, правоохранительных органов и общественных организаций по выработке предложений о внесении изменений в Российское законодательство.

Руководитель РООО «Ростов без наркотиков» Станислав Горяинов тоже считает, что нужен орган по работе с наркозависимыми, «который на федеральном уровне кто-то возглавит, напишет требования, ГОСТы и нормы для регионов».

«Наркомания — не болезнь, это состояние личности. Поэтому реабцентры не лечат, а учат жить. Медицинские аспекты здесь сопутствующие, а не главные. У наркологов на учёте состоит незначительная часть потребителей. Остальные избегают постановки на учёт из соображений стыда или профессиональных или бытовых ограничений. Профилактика важна, но по факту, она не сдерживает рост потребления. Система профилактики должна постоянно изменяться, подстраиваясь под изменение тактики наркоторговцев», — говорит Горяинов.

Спикер добавляет, что в Ростовской области по неофициальным данным проживают около 100 тысяч наркопотребителей и 79 центров, в которых проходят реабилитацию всего тысячу человек.

«Разве эти люди не граждане РФ? Они лишены права голосовать? Хоть один избранный депутат от области поднял эту проблему попытался решить? Нет», — комментирует он.

Принудительное спасение

Заместитель председателя РОКА «Советник» Екатерина Водяник говорит о том, что действующее законодательство предусматривает возможность принудительной госпитализации только в отношении лица, которое страдает психическим расстройством. Это делается в тех случаях, когда лечение или обследование возможно исключительно в стационарных условиях и состояние человека настолько тяжелое, что он опасен для себя или окружающих, или находится в беспомощном состоянии.

«Для этого комиссия врачей психиатров составляет мотивированное заключение, а решение принимает суд. При этом в отношении лиц, больных наркоманией или зависимых от алкоголя, какой-либо отдельной процедуры не установлено. Тот факт, что данные лица нуждаются в лечение, основанием для недобровольной госпитализации не являются. Сами по себе такие заболевания, как алкоголизм, наркомания, токсикомания к категории тяжелых психических расстройств не относятся. То есть страдающие названными заболеваниями лица могут быть принудительно госпитализированы только в случае, если у них имеется психическое расстройство в описанной тяжелой форме», — комментирует Водяник.

Единственное, что может сделать бригада скорой помощи в отношении пациента с признаками тяжелой интоксикации, это доставить его в медицинскую организацию, оказывающую круглосуточную помощь по профилям токсикология и наркология, а также реанимацию.

«В целом проблема связана с тем, что в настоящий момент закон в принципе не допускает возможности принудительной госпитализации кого бы то ни было с любым заболеванием, если нет психического расстройства. Пробел ли это в законодательстве либо осознанный правовой принцип государства — не знаю, законодателю виднее. Однако существующие реабилитационные центры в целях соблюдения законодательства, безусловно, должны иметь согласие лица на госпитализацию, принудительно держать в подобных учреждениях незаконно. За несовершеннолетних такое согласие дают их родители или законные представители», — рассказала адвокат.

Сегодня на учете в Ростовском областном наркодиспансере состоят более 14 тысяч наркозависимых, 60 из них — несовершеннолетние. Специалисты предупреждают: профилактика — главное в борьбе с наркоманией. При этом профилактика должна носить позитивный характер.

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter