Чуб и грек: как развалилась клановая система Дона

Чуб и грек: как развалилась клановая система Дона
Аналитика

13 июля 2018, 18:16
Photo: rostovgazeta.ru
Все еще характерная для других регионов система внутрирегиональных кланов в Ростовской области развалилась, так как руководители групп влияния увлеклись своими частными проблемами и борьбой с конкурентами, не заметив произошедших политических и экономических изменений.

Тема кланов, которые поделили и контролируют Ростовскую область, наводит ужас на экспертов. Большинство из них предупреждает о серьезных последствиях и отказывается от разговора даже на условиях анонимности.

Такую реакцию, вероятно, можно объяснить тем, что до сравнительно недавнего времени одной из серьезных групп влияния в регионе оставались просто-напросто бандиты. Почти каждый бизнесмен, прошедший через 90-е, сможет поделиться своими теперь уже веселыми историями о подпольном "ларьке" и выживании "между ментами и рэкетирами", которые могли поспорить друг с другом в жадности. Обострившаяся еще больше в преддверии ЧМ-2018 борьба с криминалом и собственные разборки заставили тех "авторитетов", кто сохранил хоть какое-то влияние и активы, переходить в бизнес или власть. Пока действительно успешных бизнесменов или политиков, вышедших из этой категории, не заметно.

Расцвет эпохи кланов в Ростовской области связывают с именем правившего почти 20 лет (1991 – 2010 годы) бывшего губернатора региона Владимира Чуба. Его уходом объясняют и развал этой системы, которая в то же время оставила после себя несколько групп влияния.

Чуб

Владимир Чуб отдал предпочтение условной политике протекционизма, защищая регион от внешних игроков и позволяя развиваться местным группам.

"Как известно, ключевые позиции в окружении Чуба занимали его бывшие коллеги по партийно-хозяйственной работе в Пролетарском районе Ростова-на-Дону – мэр Ростова Михаил Чернышев и его супруга-депутат Госдумы Зоя Степанова, вице-губернаторы Виктор Усачев и Сергей Кузнецов. Разумеется, это давало немало поводов для рассуждений о "пролетарском клане", - рассказал журналист Николай Проценко. Кстати, мэр Ростова был не единственным, кому повезло с супругой. Жены многих высокопоставленных чиновников того времени, да и самого губернатора, оказывались успешными бизнесменами, зарабатывающими в сотни раз больше мужей. Интересно также, что их "деловая жилка" часто пропадала после увольнения супруга.

Он отмечает, что по влиятельности Чуб был сопоставим с такими знаковыми фигурами, как Минтимер Шаймиев, Муртаза Рахимов или Егор Строев, которые ушли примерно в одно время с ним.

Экс-губернатор был и остается непубличной фигурой, избегая общения с прессой и громких заявлений. О сохранении его влияния в регионе можно судить лишь по участию в знаковых для региона мероприятиях, в частности открытии в конце прошлого года нового аэропорта Платов, создание которого начали обсуждать еще при нем. Кроме того, периодически в политическом пространстве всплывают бывшие соратники Чуба, а бизнесмены вспоминают о поддержке им своих проектов. Во время переворота на Украине Чуба называли человеком, который приютил у себя на даче под Ростовом беглого президента Виктора Януковича. Стоит отметить, что последние 20 лет Чуб борется с онкологическим заболеванием.

Самый заметный бизнес-актив семьи бывшего губернатора – ООО "Ростовский кемпинг", строящее ЖК "Манхэттен". Компания стоимостью почти в 50 миллионов рублей по удачному стечению обстоятельств перешла сначала жене, а затем дочери чиновника в 2010 году, когда он лишился поста. До этого застройщик принадлежал "Группе Агроком" Ивана Саввиди - единственного олигарха, сумевшего пережить "клановые войны" и продолжающего наращивать свое влияние сегодня. "Ростовский кемпинг" сдавал дома с задержкой сроков, что не помешало ему в 2016 году заработать почти 100 миллионов рублей. Также дочь Татьяна является совладельцем "Азово-Донской девелоперской компании" и "Донречфлота", которые связаны с семьей бывшего соратника экс-губернатора Федора Швалева. Жена Зоя является владелицей закрытого в настоящее время ресторана "Донская лоза" в центре Ростова, который не приносил существенной прибыли.

Саввиди

Эксперты отмечают, что вокруг бывшего губернатора Чуба в свое время сформировался круг особо приближенных бизнесменов или чиновников с семейными бизнес-связями – "уполномоченный" банкир Михаил Парамонов ("Донинвест"), Сергей Кислов ("Юг Руси"), Федор Швалев (ростовский порт), Иван Саввиди ("Группа Агроком"), Владимир Мельников ("Глория Джинс"), Вадим Викулов ("Астон"), Вадим Ванеев ("Евродон"). Именно эти имена и названия на протяжении долгих лет боролись за влияние в регионе, но большинству из них оказалось не суждено пережить завершение эпохи протекционизма, и они не смогли развиваться без существенной поддержки властей.

Самой заметной фигурой, которой удалось "пересидеть" конкурентов, стал "табачный магнат" Иван Саввиди. В 90-х он сначала возглавил, а потом и заполучил ростовскую табачную фабрику, вокруг которой построил многопрофильный бизнес ГК "Агроком" (мясной - группа "Тавр", табачный - "Донской табак", упаковочный - "Атлантис-Пак", производство воды - "Аква-Дон", аграрный бизнес-комплекс (тепличное хозяйство и рыбоводческий комплекс). По данным СМИ, в Греции Саввиди купил табачное производство SEKAP, футбольный клуб ПАОК, отель Makedonia Palace.

Саввиди остается единственным бизнесменом, который может позволить себе идти на открытый конфликт с властями. В 2016 году он заявил о прекращении многолетнего финансирования ФК "Ростов", хотя, по мнению экспертов, эти траты, в том числе позволяли рассчитывать на поддержку властей региона в коммерческих проектах его группы. Но Саввиди поддерживает не только футбол, ему же отдали в управление практически заброшенный парк имени Октябрьской революции у центральной площади города. Стоит вспомнить и историю с переходом семье бывшего губернатора строительной компании, принадлежавшей олигарху. Возможным конфликтом с властями эксперты объясняли покупку Саввиди регионального отделения "Московского комсомольца" и создание медиацентра "Медиа-С", однако эти ресурсы, наоборот, стали поддерживать руководство региона.

"Наиболее громкий конфликт за последние девять лет – это история вокруг строительства нового аэропорта, но и он был разрешен очень по-ростовски: Иван Саввиди уступил структурам "Реновы", но в других направлениях бизнеса его позиции резко усилились. Например, именно Саввиди теперь можно считать ростовским отельером номер один – его "Группа Агроком" перезапустила Radisson на ростовской набережной (стоит вспомнить, что у истоков этого объекта стояла очень влиятельная в определенных кругах семья Гогорян) и унаследовала ставший притчей во языцех Hyatt на Большой Садовой. Последний проект также может рассказать о ростовской клановости в ее историческом развитии: начинал его Игорь Горин, фигура очень влиятельная в эпоху Чуба, но в своем влиянии так и не вышедшая за рамки Ростова (хотя в свое время Don-Plaza собиралась развивать федеральную сеть), а заканчивать будет Саввиди", - отмечает журналист Николай Проценко.

Варяги

Саввиди вместе с другими местными "олигархами" рос в сравнительно тепличных условиях, но его коллеги не выдержали конкуренции и прихода в регион крупнейших компаний, интересы которых часто продавливаются из центра.

Эксперты отмечают, что с изолированностью региона пришлось проститься уже на поздних сроках правления Чуба, когда в регион сначала в угольный бизнес, а затем и в другие отрасли пришел с масштабными проектами Вадим Варшавский. Большинство его проектов потерпели крах, в том числе в металлургической сфере. После конфликта с "Мечелом" сам Варшавский был арестован.

"Кстати, и спасители завода "Ростсельмаш" нашлись не в соседнем Пролетарском районе Ростова-на-Дону, а в Москве. Не надо забывать, что незадолго до прихода группы "Новое содружество" РСМ мог просто прекратить свое существование, а его рабочие выходили на Театральную площадь Ростова с гробом и с надписью "Машиностроение". Второй пример, заставляющий усомниться в пресловутой донской закрытости при Чубе, – это приход в Ростовскую область концерна "Интеко", который еще в прошлом десятилетии начал первый в Ростове постсоветский проект по комплексной застройке", - отмечает Проценко.

Федеральные и крупнейшие региональные компании, которым удалось обзавестись поддержкой из центра, сегодня свободно заходят в регион, вытесняя местных бизнесменов и получая лидирующие позиции. Особенно хорошо это видно на примере строительных компаний, где безоговорочное лидерство принадлежит "варягам", которые получают все новые проекты. Аналогичную ситуацию можно наблюдать и в других сферах.

Эксперты отмечают, что крупнейшие компании российского масштаба заходят в регион с большими проектами, которые не под силу местным игрокам, а затем остаются, забирая самые выгодные проекты поменьше.

Силовики

Еще одна группа влияния – силовики. Речь о сотрудниках различных, в том числе не самых престижных ведомств, которые имеют возможность влиять на политические и экономические процессы в регионе. Масштабы их деятельности трудно объективно оценить, потому что в своем большинстве она остается в тени. Их выдают редкие сообщения о пресечении незаконной деятельности высокопоставленных сотрудников или, наоборот, информация о переходе на высокооплачиваемую работу в коммерческие структуры.

"У этих людей все хорошо, и они хотят тишины, у каждого из них есть свои отдельные проекты. У многих главный проект – это их дети, которым обеспечен "зеленый коридор", - рассказывает один из экспертов, пожелавший не называть фамилию.

Он отметил, что, несмотря на отсутствие единства в этой группе, здесь нет и открытой вражды. "Потому что война стоит денег, и опять же никому не нужна лишняя шумиха", - пояснил собеседник агентства.

Вывод

Сегодня в Ростовскую область пришли корпорации, входящие в кланы мирового уровня. Они даже не заметили, как раздавили местных игроков. Скорее всего, система местечковых групп влияния изживает себя, уступая место аналогичной системе более высокого уровня. Поэтому теперь области остается смириться с ролью просто одной из площадок для борьбы сил, которые контролировать она уже не может.

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter