Игрушка для богатых: почему виноделы в Ростовской области уходят с рынка
Аналитика

Игрушка для богатых: почему виноделы в Ростовской области уходят с рынка

19 июля 2019, 12:37Photo: А. Янсенс, "Церера, Вакх и Венера"" / wikimedia.org
Ростовская область издревле считается виноградарским регионом, однако производители считают, что уже давно нет никаких перспектив развития этой отрасли на Дону.

Почему Краснодарский край не считает Ростовскую область конкурентом на этом рынке, какое вино продается на полках магазинов и как выживают производители, разбирались корреспонденты RostovGazeta.

«По нулям»

Согласно открытым данным, в Ростовской области зарегистрировано 9 компаний и порядка 20 хозяйств, специализирующихся на производстве вина. В отношении четырех фирм применена процедура банкротства, а остальные - работают в убыток.

Так, по итогам 2017 года выручка предприятия «Танаис» составила 20,9 миллионов рублей, а убыток – 36 миллионов рублей. АО "Миллеровский винзавод» по итогам 2018 года получило выручку в размере 96 миллионов рублей, а убыток компании составил почти 40 миллионов рублей. По остальным предприятиям никакой информации в открытых источниках нет.

Photo:Медиахолдинг1Mi

Площадь виноградников в Ростовской области увеличивается каждый год. В настоящее время общая площадь виноградников в регионе составляет 4,2 тысячи гектаров, из них в плодоносящем возрасте 3,2 тысячи гектаров. Кроме того, за 2018 год в области засадили молодым виноградом 57 гектаров земли, а весной 2019 года — 30 гектаров, и еще столько же планируют посадить осенью.

Глава винодельни «Кантина» Алексей Скляров на вопрос о том, насколько выгодно вкладываться в производство вина в Ростовской области, ответил честно и без прикрас.

«Это абсолютно убыточное, нерентабельное дело, как для больших предприятий, так и для выросших новых фермерских хозяйств. Сейчас в современном мире - это скорее игрушка для богатых: самолет, яхта, и своя винодельня. Этим занимаются многие наши олигархи. Состояние законодательства, в котором мы сейчас работаем, просто разорительное, и без его серьезного реформирования у нас ничего никогда не выйдет», - говорит Скляров.

Глава крестьянского хозяйства Мартыновского района Николай Молчанов также считает, что необходимо пересматривать законодательство.

«Виноградари успешно сажают виноград благодаря субсидиям, но как только мы доходим до производства вина, то упираемся в стену. Все оборудование для виноделия только за границей, субсидий нет, и самое главное - законодательство", - сообщил Молчанов. Он отметил, что у небольших производителей с продажей вина возникают трудности. При таком уровне налогообложения, по нашим подсчетам, через два года после получения лицензии мы становимся банкротами", - рассказывал Молчанов.

Photo:pixabay.com

По мнению директора по стратегическому развитию компании «Мильстрим-Черноморские вина» Дмитрия Винничука, виноделие как отрасль, применительно к югу России в целом и Ростовской области в частности - находится в достаточно противоречивом состоянии.

«С одной стороны, в отрасли в целом просматриваются достаточно явные тенденции к укрупнению, очистке рынка. Рыночная власть смещается в сторону владельцев полки - крупных розничных сетей. В купе со снижением покупательской способности - это приводит к ухудшению финансового состояния компаний, ещё вчера чувствующих себя достаточно уверенно. В общем - при реструктуризации рынка наибольшее давление ощущают компании 2го и 3го эшелона. В таких условиях привлекательность подобного бизнеса низкая. Стратегическая устойчивость непредсказуема. Привлекательным этот бизнес может быть только при наличии управляемых каналов сбыта», - говорит Винничук.

Но с другой стороны, по его словам, идет активное движение в сторону развития малых форм бизнеса в винной отрасли - винодельческих хозяйств.

«Всячески поддерживается развитие рынка, упрощение видения деятельности, свободы с точки зрения рекламных ограничений. Безусловно, это позволяет подобным хозяйствам чувствовать себя более свободно и испытывать некоторый подъем. Однако у них есть другие ограничения - таким компаниям почти полностью закрыт доступ к крупным каналам сбыта. Это ставит их в еще более неустойчивое положение. Учитывая тот факт, что бизнес достаточно инвестоемкий - такая неустойчивость может превратить его в хобби с отрицательным финансовым результатом. Такой бизнес может быть очень интересен только в некоторых случаях. Либо у инвестора уже имеется контролируемая сбытовая сеть или рынок сбыта. Либо бизнес уже имеет положительную рентабельность и достаточный рынок сбыта. По всей видимости, дальше подобный бизнес будет себя чувствовать все лучше и лучше, но делать на это ставки при текущем отрицательном финансовом результате - очень рискованно», - подчеркивает эксперт.

Без господдержки

В 2019 году в Ростовской области на 18% увеличили сумму финансовой поддержки виноградарства. На указанные цели в регионе выделили 34,9 миллиона рублей. Помимо этого, согласно данным правительства региона, представители отрасли могут получить возмещение 20% затрат на приобретение сельхозтехники, произведенной в РФ и гранты на поддержку начинающих фермеров.

Photo:pixabay.com

По словам Алексея Склярова, этой господдержки все равно недостаточно.

«Ее практически нет, и она распределяется своеобразными методами. Вот поэтому на нее рассчитывать совсем никак не приходится. Единственное, что сейчас нужно сделать – это перевести виноградарей на единый сельхозналог, и это могло хоть как-то повлиять на ситуацию. Все мы сейчас на общем налогообложении. До 70% дохода у нас выдирают налоги. Приходится поддерживаться из источников. И так живут все», - рассказывает Скляров.

Он утверждает, что наши соседи, Краснодарский край, уже давно перестали с нами соревноваться.

«У нас два предприятия: одно на Кубани, а другое - в Ростовской области, и скажу честно, что наш регион грубо проседает в последние годы. В Краснодарском крае еще можно выживать, власть заботится и думает о виноградарстве. В Ростовской области количество предприятий сократилось почти в 2 раза, вместо того, чтобы вырасти. Я первый, кто получил фермерскую лицензию, и после этого мне стали говорить: вот ты дурак, зачем? А теперь я сам говорю про себя - дурак, что получил ее. Сейчас народ стоит вокруг и работает в черную и серую, и спрашивает меня: а скоро ты уже прекратишь работать или нет? Если тебе наконец-то дадут дышать и жить, то тогда мы пойдем и тоже получим лицензию», - говорит собеседник.

Дмитрий Винничук считает, что реальная потребность в финансовой поддержке существует всегда, и по-другому быть не может.

«Однако государственные преференции в сторону отраслей никогда не способствуют ее здоровью. Гораздо более эффективны инструменты, направленные на формирование привлекательности самого бизнеса и оздоровления отрасли, нежели точечные инъекции с целью привлечения в бизнес сопутствующего капитала», - говорит собеседник.

Курс на импорт

Ведущий аналитик ООО “Бизнес Инсайдер” Анар Исмаилов уверен, что винодельческая отрасль, в том числе в Ростовской области, до сих пор не может оправиться со времен антиалкогольной кампании. Причиной этому, как и во многих отраслях, стало законодательство.

«Принятые еще в 1995 году законы полностью изменили подход к виноделию. Приравняли его к промышленной отрасли, а не к сельскохозяйственной, как это должно быть. По этой причине на рынке присутствует большое количество фальсификата, который сделан из плохого зарубежного сырья, а зачастую он не имеет ничего общего с вином. Массово суррогат везут из Франции, Испании, Южной Америки. В России органолептические свойства алкоголя доводят до товарных, далее продают. Более того, текущие методики получения из суррогата “вина” хорошо освоены в России. Если правильно смешать ингредиенты, можно приготовить напиток, который не специалист не отличит от более-менее качественного вина», - подчеркивает эксперт.

По его словам, «вино» из суррогата получается очень дешевым, по сравнению с произведенным из натурального винограда столовым вином в России.

«Очевидно, что настоящее вино автоматически проигрывает конкуренцию в массовом основном сегменте, который и двигает рынок, а также не позволяет развиваться элитным маркам вина», - уточняет Исмаилов.

Как говорит Алексей Скляров, продлить существование предприятий сейчас можно только за счет вливания средств из других источников.

«Слава богу, что у нашей компании есть и другие направления деятельности, и ни за какие субсидии мы не живем, но вечно продолжаться это не может. Мы делаем это в ожидании реформирования закона, которые опять же пишут и переписывают под больших дядек, которые разливают импортную «жижу». Продают нашим недалеким потребителям, которые не хотят быть грамотными, а читать и считать умеют только до 300 рублей на ценнике, а все что ниже, то, поймите, это не вино. На фоне того, что еще действует запрет на рекламу алкоголя, вести разъяснительную работу и объяснять людям, какое вино нужно пить, нельзя. Когда мы видим, что на всех мероприятиях торжественно выставляют бутылку с брендом Bosca, то мне хочется застрелиться. Ведь оно делается из спирта, красителя, ароматизатора и углекислого газа. Нет там вина, и к винограду не имеет никакого отношения, но людям нравится, потому что сладенькое», - говорит Скляров.

Photo:prostoolehfreepik.com

«Для того, чтобы изменить ситуацию, потребуется большое количество времени и ряд изменений законодательства, а также внедрение мирового опыта. Он показывает, что необходим четко работающий свод правил, наличие у крупных винзаводов своего виноградника и, конечно, наличие системы оценки и контроля качества на всех этапах производства», - уверен Анар Исмаилов.

Директор по стратегическому развитию компании «Мильстрим-Черноморские вина» Дмитрий Винничук считает, что перспективы развития виноделия видятся в ключе взросления отрасли: укрупнения, слияния, очистка от слабых игроков.

«Касательно мелких форм хозяйствования - их справедливо отнести не к винной отрасли, а к туристической. Перспективы агротуризма и винного туризма видятся более привлекательными. Винная культура населения растет. Модели потребления так же смещаются в сторону подобных хозяйств», - говорит эксперт.

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter