«Горящая десятка»
Какие дома в Ростове сгорят следующими
- А город здорово пострадал. Не удивительно, эти старые дома горят как целлофан…
«Нюрнбергский процесс», 1963

Второй месяц Ростов-на-Дону в огне: в крупнейшем пожаре в районе Театральной площади, в народе известном под названием «Говнярка», в течение нескольких часов сгорают свыше 120 домов. Основная версия - поджог, но рассматриваются и другие варианты. Пожар на «Говнярке» еще продолжают тушить, как поступает сообщение о новом огненном бедствии в районе Центрального рынка. Ранним утром 22 августа сгорает памятник архитектуры. Меньше чем через месяц после крупнейшего пожара вспыхивают еще четыре дома по улицам 11-я и 13-я Линии. Вблизи здания городской администрации днем 21 сентября загорается отель. Эвакуируют детей из близлежащего детского сада, людей из гостиницы и прилегающих домов. В огне погибают двое – мужчина и женщина.

Несмотря на похолодание в городе вот уже более месяца сохраняется режим повышенной пожароопасности, пожарные наготове, а общественники предупреждают о новых пожарах в центре города. Где на этот раз и почему, рассказываем далее.


Доходный дом Кушнарева
рискует сгореть первым
Нет, это не дом нынешнего главы городской администрации. Два дома-близнеца были построены еще на закате XIX века под торговые цели. Позже здесь размещалось женское ремесленное училище, а с 1946 года, когда из двух близнецов после войны уцелел только тот, что ближе к зданию правительства – он оказался один из немногих построек, куда за время войны не попала ни одна бомба, в нем расположилась хлебопекарня. Каждое утро дети бегали сюда за горячими булочками…

Это дом по улице Соколова, 22. Напротив – здание правительства региона и площадь Советов, которая сейчас на реконструкции. В начале 2000-х здание выкупила компания «Онис». По данным всероссийского общества охраны памятников, сейчас дом отключили от коммуникаций и медленно ждут его разрушения с тем, чтобы на его месте построить новый бизнес-центр.


РУКОПИСИ ГОРЯТ ВТОРЫМИ
Вторым претендентом быть сожженным без суда и следствия – бывшее здание редакции газеты «Приазовский край», расположенное в непосредственной близости от главного управления МВД по региону по улице Большая Садовая, 18. Здание построено в конце 80-х годов позапрошлого столетия, и больше известно, как фабрика цветной печати имени Ильича. Она располагалась здесь до войны и после нее, пока в начале 2000-х не переедет на Энгельса. После этого вот уже почти десятилетие дом в запустении и саморазрушении.

Особняк для бродяг
Доходный дом Гудермана, построенный в конце XIX века, и сегодня входит в перечень объектов культурного наследия региона. Однако, «унаследовали» его не прямые родственники экс-владельца картонажно-коробочной фабрики Гудермана, а постояльцы без определенного места жительства. Расположен на пересечении улицы Донской и переулка Соборного он уже давно не населен жильцами. В 2003-м его признали аварийным и определили под снос, но уже в 2010-м вспомнили, здание-то – памятник архитектуры, снос отменили. Теперь дом является пристанищем бродяг, а потому и попал в «горящую десятку» по версии RostovGazeta.

СГОРИТ, ЕСЛИ ОКОНЧАТЕЛЬНО НЕ РАЗРУШИТСЯ
Следующим претендентом пасть в огне – доходный дом Туроверовой, построенный в последней четверти XIX века. Некогда, до 2011-го, памятник архитектуры на улице Социалистической, 130, который в 2009-м признали аварийным и отключили от всех коммуникаций, теперь разрушается на глазах. В феврале прошлого года «пополз» его фасад. Здание огородили, обещали разобрать, но воз и ныне там.

Не доходный, не аварийный, ничей
ечь идет об еще одном потенциальном погорельце по улице Социалистической, 129. Заброшенный четырехэтажный дом уже горел менее года назад. Причина пожара – костер, разведенный бродягами в здании. Ранее его признали аварийным, а далее по старой схеме: жильцов выселили, от коммуникаций отключили и жизнь в нем замерла в ожидании разрушений, то ли естественных, то ли огненных, подаренных случайными посетителями.

Пристройка возьмет свое
Безымянный доходный дом, построенный в начале ХХ века, по улице Станиславского 103 и одноэтажная заброшенная пристройка к нему под номером «105» стали еще одними претендентами по наитию на то, чтобы быть сожженными. Старая деревянная мебель, разбросанная у дома, в пору холодов как никогда притягательна для лиц без определенного места жительства.

Вспыхнуть еще не раз может дом архитектора Григоряна на пересечении улицы Мурлычева и 20-й линии, заброшенные дома по Социалистической, Красных зорь, Донской.

Почти все из этих домов когда-то были включены в реестр памятников архитектуры. Затем по той или иной причине они оттуда «выпали».

Те из них, которые сегодня превратились в проходной двор, а значит каждый может свободно войти и выйти из данного строения, представляет собой угрозу возникновения нового пожара. Они в группе риска.
- считает председатель регионального отделения Всероссийского общества охраны памятников Александр Кожин.
ПЕРВЫЙ ПОШЕЛ
Ранее неутешительные прогнозы в отношении еще одного дома – некогда памятника архитектуры уже сбылись. Дом на Ульяновской, 12 сгорел менее, чем через сутки после крупнейшего в центре города пожара. Позже его разберут по кирпичикам. А на его месте… Что будет на его месте до сих пор не понятно, как, впрочем, и не известна судьба территории выгоревшего района. Обещают, что на ее месте может появиться новый спуск к Набережной. Этот вопрос власти города намерены обсудить в ближайшее время.
Site logo menu