Изображение материала

«Хамство и грубость»: ростовчанка рассказала, что творится в ковидном госпитале

19 октября 2021, 05:01
В редакцию RostovGazeta обратилась жительница Ростова Марина Орлова. Она рассказала о хамстве и грубости медиков ковидного госпиталя горбольницы № 20, и о том, как якобы нарушались ее права.

Слезы и истерики

По словам Марины Орловой, коронавирусом они с мужем заболели одновременно. Правда, у мужа болезнь выявили сразу. Его положили в ковидный госпиталь ГБ № 1 им. Семашко. А у Орловой тест показывал отрицательный результат. Поэтому сперва ростовчанку госпитализировали в горбольницу № 7 с пневмонией, и лишь после положительного теста на COVID-19, перевели в ковидный госпиталь горбольницы № 20.

«Мы созванивались с мужем. Он рассказывал о том, как в ЦГБ хорошо. Как заботливо относятся медики к пациентам, о чистоте в больнице. А в 20-ке меня ждало сплошное хамство и грубость. То, что здесь происходит — это кошмар. Слезы и истерики у пациентов начинались с шести утра, когда всех поднимали на процедуры», — сообщает Марина Орлова.

Она отмечает, что обратиться за помощью к медикам было очень сложно из-за отсутствия бейджиков.

«Например, пришел утром человек в белом халате мерить нам сатурацию. Я попросила его представиться, а он обернулся ко мне и говорит: „Кто ты тут такая? Легла и рот закрыла!“. И такое общение медиков с пациентами было сплошь и рядом», — говорит Орлова.

Она вспоминает, как ожидание КТ пациентами из стационара затянулось на полтора часа.

Фото: pexels.com

«А мы же на кислороде. Сняли его, повезли нас на КТ, и мы стали ждать. Пропускали тех, кого привозили по скорой. Я задыхалась, очень хотелось пить, попросила воды, но мне не дали, — рассказывает Марина Орлова. — И если утром, когда меня увозили на КТ сатурация была 94, то, когда привезли в палату, этот показатель уже упал до 82-х».

Борьба за одеяло

Особое недоумение пациентки ковидного госпиталя вызвало отношение медиков к старикам.

«Со мной лежала бабушка 94-х лет, слабенькая, постоянно спала. Ей принесут еду, скажут об этом, и уходят. А бабушка спросонья и не понимала о чем речь. Я тоже болела тяжело, мне было плохо, никак не могла ей помогать. Лишь стала возмущаться, почему бабушку не заставят покушать. Да и почему она лежит на голом матрасе? А мне заявили, что она постоянно белье комкает, приходится поправлять, — делится впечатлениями Марина Орлова. — В больнице мне было очень холодно. И я не сразу добилась, чтобы мне выдали одеяло. Сперва отмахивались, заявляли, что, дескать, если холодно, пускай муж принесет теплую одежду. Но муж у меня в это время тоже лежал в ковидном госпитале».

Туалет, по ее словам, в больнице грязный, без ободков, в душ пускают не всех. Ей разрешили пользоваться душем лишь после очередного скандала.

Фото: nara.getarhive.com

Ростовчанка рассказывает, что видя такое отношение к больным людям, многие пациенты изъявили желание лечиться дома.

«Но в этот же вечер пришел врач, и стал пугать нас полицией и прокуратурой, если мы добровольно уйдем отсюда, — говорит Орлова. — А я уже не могла терпеть такое отношение к себе и решила воспользоваться своим законным правом — потребовала, чтобы меня перевели в ковидный госпиталь ЦГБ. Тем более, что там лежал мой муж, и говорил, что там были свободные койки в женских палатах».

Пупок пропал

И хотя главврач горбольницы № 20 вроде бы был не против перевезти недовольную пациентку в другую больницу, Орловой отказали. Пояснив, что места в ковидном госпитале ГБ № 1 им. Семашко отсутствуют.

«Но отказом, по сути, нарушили же мои законные права. Правда, после этого меня перевели в другую палату двадцатки, в чистую и комфортную. Как оказалось, в этом ковидном госпитале есть отвратительные палаты, будто для бомжей, а есть и хорошие», — говорит Марина Орлова.

Она уверенна, что отказ перевести ее в ГБ № 1 им. Семашко был не случайным, а произошел из-за личной неприязни к ней главного врача больницы.

«Три с половиной года назад в ЦГБ мне делали операцию, которая прошла неудачно. Изначально, мне нужно было убрать „жировой фартук“. Эту операцию проводят, как правило, в клиниках пластической хирургии. Но в фонде медицинского страхования мне подтвердили, что такую операцию можно выполнить и в рамках ОМС, чем я и воспользовалась», — вспоминает Марина Орлова.

Обратившись в ГБ № 1 им. Семашко, она получила направление на операцию.

Фото: yandex.ru/maps

«Но после операции я обнаружила, что у меня удален пупок. Это же уголовное дело, ведь я не давала согласия на его удаление. Более того, в протоколе операции написали, что выполнена операция по грыжесечению», — недоумевает Орлова.

Новые болезни

С вопросом о качестве проведенной операции она обращалась во всевозможные инстанции. В Министерстве здравоохранения ей ответили, что медицинская помощь была оказана «качественно, в полном объеме и в соответствии с клинической практикой». Да и информированное добровольное согласие на оперативное вмешательство «оформлено в должном виде». Из ответа регионального Минздрава Орлова к своему удивлению узнала, что в ее медицинской карте наблюдения в поликлиническом отделении ГБ № 1 им. Семашко в 2018 году у нее были диагностированы сахарный диабет второго типа и гипертоническая болезнь. Правда, о грыже здесь не было сказано ни слова. В СУ СК России по Ростовской области также в проведенной операции не нашли признаков совершенного преступления. В официальном ответе указано, что по результатам двух проведенных экспертиз качества медицинской помощи, негативные последствия при выполнении операции по грыжесечению отсутствуют. А ее доводы о фальсификации врачом истории болезни несостоятельны.

Ответы, "отписки" пациенту

«Я подала иск в суд. На первом судебном заседании иск оставили без рассмотрения. Мне показалось, что судья меня даже пожалела. Было заметно, как она пришла в ужас от моего рассказа. Но на повторном заседании уже стало понятно, что помощи мне ждать неоткуда. С тех пор продолжается обычная волокита, и за это время у меня накопилось огромное число отписок из всевозможных инстанций», — говорит Марина Орлова.

Ранее RostovGazeta сообщала, что сегодня госпитали Ростовской области забиты на почти на 100%.