Posted 13 мая 2022,, 08:31

Published 13 мая 2022,, 08:31

Modified 18 сентября 2022,, 15:10

Updated 18 сентября 2022,, 15:10

Страсти по ростовскому ипподрому: общественники пожаловались на «двуличную политику»

13 мая 2022, 08:31
В это воскресенье, 15 мая, на Ростовском ипподроме состоится открытие скакового сезона. Однако об этом мало информации, в том числе и на официальном сайте. Каким будет открытие - завсегдатаи не могут спрогнозировать. Они отмечают, что объект якобы пребывает в заброшенном состоянии.

И продолжает работу лишь потому, что этого требует общественность. Какая сегодня там ситуация — в материале корреспондента RostovGazeta.

Не привлекая внимания

На открытие скакового сезона Ростовский ипподром всегда собирал множество горожан и гостей города. Люди приезжали сюда не только делать ставки, но и увидеть представление. Однако горожане полагают, что в этом году торжественной части, скорее всего, не будет.

«Выступать уже некому. Раньше джигитовку показывали казаки. Спортшкола показывала выездку. А если приглашать со стороны, то за это придется платить. Этим никто не будет заниматься», — сходятся во мнении конники Дона.

Они рассказывают, что, для сравнения, в Краснодаре все рекламные площади увешаны информацией об открытии скакового сезона. В Ростове об этом нет ни слова. Даже на официальном сайте ипподрома идет отсылка к прошлому 119-му сезону, который прошел в 2021 году.

«Скачки уже не вызывают интерес у руководства ипподрома. Их проводят только потому, что мы этого требуем», — говорят конники.

По их словам, сегодня дорожки находятся в удручающем состоянии. Поэтому каких-либо чудес от открытия скакового сезона в Ростове в этом году никто уже не ждет.

Жалоба в прокуратуру

Напомним, что заинтересованные в сохранении Ростовского ипподрома, придумали выход, позволяющий защитить объект от сноса и застройки. Так появилась инициатива придать ипподрому статус объекта с выявленными признаками культурного наследия. Однако идея потерпела фиаско.

Председатель ростовского отделения Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры Александр Кожин подал апелляцию в суд о признании недействительным приказа Комитета по охране ОКН об исключении ипподрома из объектов культурного наследия. Дата заседания суда еще не назначена.

А на Александра Кожина якобы поданы исковое заявление в суд и жалоба в прокуратуру за нарушение деловой репутации.

«Я думаю, что в какой-то мере это связано с ипподромом, — делится мнением Александр Кожин. — Нам и прежде доводилось участвовать в судах. Иногда это было важно и принципиально. Мы успешно доказывали свою позицию. Например, так это было с Атаманским дворцом, Левенцовской крепостью. Но тогда мы выступали инициаторами. А сейчас по ипподрому нам впервые пришлось подавать апелляцию».

Собеседник отмечает, что фактически их, дескать, обманули. Ведь решения, которые принимают на рабочей группе — не отменяются.

«Получается, что первое решение Общественного Совета было принято в нашу пользу — в пользу сохранения Ростовского ипподрома. И „Донское наследие“ выступило с заключением о признании нашей стороны. Но позже нам отказали на рабочей группе. Пояснили, что ничего страшного в отказе нет. Дескать, Юг Руси просто проявил активность, привлекая трех экспертов. И нам можно еще раз подать заявление с этим же вопросом, только изменив формулировку. Но на самом деле, уже тогда все было предрешено, — объясняет Александр Кожин. — Да, мы изменили формулировку. Добавили трибуны ипподрома. И нам отказали. А теперь в суде фигурирует тот факт, что мы и первый, и второй раз получили отказы. И что такие вопросы рассматриваются только один раз».

Кто принимает решения

Спикер добавляет, что все, что ранее критиковалось ростовским отделением Всероссийского общества охраны памятников (ВООПИиК), якобы принималось с оговорками. Но такое случалось не часто.

«Заседания рабочей группы проводились так же редко, как и Общественного совета. В 2018 году было всего три заседания. В 2019 году — одно. В 2020 — тоже одно. И только с 2021 года заседания стали проходить чаще. Если проанализировать эту регулярность, то возникает вопрос — кем же принимались решения по всем важным вопросам, связанным с охраной объектов культурного наследия?» — недоумевает Кожин.

В качестве примера он приводит три заседания рабочей группы, которая не признала историческую ценность братских могил в Орловском районе.

«Все годы советской власти братские могилы в Орловском районе были важными памятниками истории — это факт захоронения бойцов. Могилы обозначены памятными знаками разной степени сохранности. А рабочая группа принимает решение не включать их в список ОКН», — возмущается Кожин.

Двуличная политика

Председатель ростовского отделения ВООПИиК уверен, что «рабочая группа» избрала тактику хитрой политики.

«Когда им важно показать, что они откликаются на нужды общественников, они это делают. Например, решили сохранить дом на Станиславского, 39 в Ростове. На фасаде дома заметны следы пуль и осколков времен Великой Отечественной войны. В этом случае они приняли решение, что фрагмент дома является объектом культурного наследия. А ипподром, который прошел все этапы истории Ростова с конца XIX века — не имеет признаков объектов культурного наследия. Вот такая удобная двуличная политика», — убежден Александр Кожин.

По его словам, в этом году заседания рабочей группы стали проводиться чаще.

«Теперь это сделать не сложно. Заседания проходят в кабинете у Грунского» [Председателя Комитета по охране объектов культурного наследия — прим. редакции], — констатирует Александр Кожин.

Оперативно выяснить точку зрения Комитета по охране ОКН в вопросе о судьбе Ростовского ипподрома, корреспонденту RostovGazeta не удалось.

«Все комментарии мы даем после согласования с пресс-службой правительства», — сообщили в приемной Комитета. И посоветовали корреспонденту обратиться в Министерство региональной политики и массовых коммуникаций Ростовской области.

«Присылайте мне официальный запрос на имя Грунского, они ответят», — подтвердила начальник отдела информационного обеспечения деятельности органов власти Ольга Трошкина.

Круг смыкается

На заседании суда, где будут рассматривать апелляцию ВООПИиК, хотели присутствовать представители Инициативной группы конников Дона. Но добиться этого им не удалось.

«Юг Руси и Комитет по охране ОКН выступили против. И хотя мы собрали тысячи подписей ростовчан о признании ипподрома объектом культурного наследия, никто не принял наши подписи и доводы. Все открестились и отмахнулись от нас, как от ненужной стороны», — сообщает руководитель общественной организации «Инициативная группа конников Дона» Юрий Шамброт.

Он добавляет, что прошло уже два года с тех пор, как ему якобы был запрещен доступ на ипподром.

«На прошлой неделе я обратился к начальнику производственного отдела с вопросом, могу ли привести свою лошадь на скачки. Но ответ так и не последовал, и вряд ли ответят», — отмечает Шамброт.

За Ростовский ипподром продолжается скрытая, но активная борьба. Силы не равны. Общественники, конники и многие горожане, заинтересованные в сохранении ипподрома, уступают.

Дарья Демидова