Со зверями так не обращаются, как с инвалидами
13 апреля 2017, 17:21
Сергей Рудковский
Фото: жизнь-таганрога.рф
Таганрогский изобретатель подводной инвалидной коляски, парапутешественник Игорь Скикевич рассказал в интервью корреспонденту RostovGazeta о новых изобретениях, куда потратит свой первый миллион и чем девушки-инвалиды лучше мужчин.

Каковы, на ваш взгляд, главные проблемы людей с ограниченными возможностями в современной России?

Проблем очень много, и все их сразу не решить. Они стоят остро. Элементарная проблема – сложности с перемещением в городской среде. Одна из немаловажных проблем – это уровень медицины. Когда стал я инвалидом, я такое повидал… просто жуть! Со зверями так не обращаются, как с инвалидами. Хоть фильмы ужасов снимай. Если хороших медцентров у нас станет больше – то инвалидов в России станет меньше. Как в Китае. Я был в Китае пару раз – там отношение к инвалидам совершенно другое.

Женщина ползет на рентген со сломанной ногой

Меняется ли что-нибудь у нас за последние годы?

Сейчас в России началась новая волна – инвалиды сами пытаются улучшить свою жизнь и жизнь своих соратников, коллег по несчастью. Стараемся жить дружно, коллективами, объединяться в сообщества, чтобы помогать друг другу советами, финансовой и моральной поддержкой. Народ вдохновился тем, что в стране была запущена программа "Доступная среда". Она, конечно, не везде реализуется должным образом, администрациями городов определенных не везде устанавливаются пандусы… Люди сами смотрят по городу, где что нужно исправить, стараются озвучить это в прессе, в Интернете. Кроме того, более активно стали увлекаться спортом, туризмом, дайвингом, есть даже танцы на колясках. Главное – начать, а люди будут брать пример. Словом, есть подвижки в лучшую сторону.

Власти участвуют в этих процессах?

В общей сложности это все организуют сами инвалиды. Тот, кто сам на себе испытал эту боль, хочет помочь не только себе, но и другим. Во всех городах, где бы я ни был, меня встречают эти организованные своими силами сообщества, и всегда там есть свой лидер, который начинает всех собирать, все организовывать.

Какова численность сообщества в Ростове и по России?

В Ростове инвалидная организация не одна. Обычно коллективчик состоит из 10-15, 20 человек. Есть активные и пассивные участники. Всего по стране наберется, может быть, больше тысячи.

Достаточно ли вы получаете финансовой помощи от государства?

Что-то есть, конечно. Государственная программа существует, но она реализуется в административном порядке: например, что должны устанавливать пандусы. Когда я путешествовал, в Томске я не смог попасть в универмаг – там нет пандусов вообще. Только сзади была специальная стояночка, на которую я тоже проехать не смог – загораживали машины. То есть знаки поставили, галочку поставили, а фактически благоустройства нет. Применяются какие-то определенные квоты на лечение и протезирование. Но протезы очень дорогие, и чтобы получить на протез квоту, приходится в очереди стоять – тогда уж проще давать клич, чтобы как-то помогли. Приходится искать меценатов, спонсоров. Но человек помогает не тем, которые говорят: дайте мне, вы обязаны. Надо шевелиться, чем-то заниматься, увлекаться, быть полезным для общества – тогда и оно тебе поможет.

Откуда возникает негативное отношение к инвалидам и что можно сделать, чтобы поменять его в лучшую сторону?

Это длится не один год – выработалась система. Чтобы искоренить, надо для начала объяснить хотя бы врачам, что они лечат людей, а не просто какое-то там существо. Часто бывает, что пациент получает дополнительные болезни из-за невнимания медперсонала, которое допускается в наших клиниках. Я бы хотел задать вопрос на конференции врачей, почему они не могут разъяснить родственникам правила ухода за больным и выписать специальные подушки, матрасы, которые принимают форму тела… У лежачих больных из-за неправильных материалов образуются пролежни, ткани атрофируются, отмирают нервные окончания, теряется способность передвигаться, и человек, который мог бы ходить, уже не может встать. Вплоть до паралича. Это ужасно и недопустимо. А у нас это в порядке вещей. Как будто он не в больнице, а в лесу где-то лежал. Государственные поликлиники, к сожалению, сплошь и рядом страдают подобным непрофессионализмом. Такое ощущение, что попадаешь в Средние века. А насчет отношения – даже не только к инвалидам, ко всем. Сами понимаете, больница. Приходишь за консультацией, а получаешь еще больше вопросов. Меня футболили по пяти врачам, от одного к другому, и так по кругу. Я им говорю: вы еще к окулисту меня направьте. (смеется)

Достаточно ли Ростов адаптирован для передвижения людей с ограниченными возможностями? Чего не хватает в городе?

За Ростов сказать не могу, а вот в моем родном Таганроге очень хорошо и в большом количестве оборудованы съезды с тротуаров. На каждом перекрестке они есть, в магазинах, в банках – я спокойно передвигаюсь по городу. В этом плане все хорошо.

Может, чего-то еще не хватает? Возможно, у вас есть какие-то идеи изобретений для городской среды?

Для города нет, зато я делал себе тренажер для разминки, специальный подъемник. Лежачего пациента, у которого даже еще не срослись кости, можно в течение двух месяцев подготовить к передвижению, постепенно укрепляя тренировками его мышцы. Я сделал себе такой подъемник. По себестоимости он в магазине стоит около 100 тысяч. А в домашних условиях его можно создать за один день. Обходится в 10 тысяч – в десять раз дешевле.

Расскажите, над чем вы сейчас работаете.

Коляску для гор как таковую уже разработал. Очень легкий, универсальный складывающийся трансформер. Производить ее надо будет на одном из авиационных заводов, но о серийном производстве пока не идет речь, это для любителей. Она будет недешевенькая, около 150-200 тысяч из-за титанового сплава и дорогих запчастей, потому что горы есть горы, там нужно наивысшее качество. Задача экспедиции – доставить человека в коляске на определенную высоту, чтобы он мог обозревать красоты. Помимо гор, в этой коляске можно будет передвигаться по тайге, сплавляться по горным речкам, озерам. Возможно, эту коляску приобретут любители такого туризма. Но опять-таки, все это пока еще слабо развито в России.

А зарубежные туристы уже интересовались вашими изобретениями? Из каких стран?

По подводной коляске – уже да. Заказов, правда, еще не было, просто интересовались, что как работает. Недавно пришел документ, что мою коляску запатентуют. Она прошла уже все испытания, и ее будут отправлять на патент. Когда он будет, в частном порядке ее смогут приобрести. Из Германии было предложение и из Грузии.

У вас есть модель детской инвалидной коляски. Она уже прошла испытания?

Нет. Для детской коляски нужно финансирование. Проект уже готов, чертежи сделаны, они лежат. Изобретение ожидает сборки, хотелось бы произвести ее не в домашних условиях, а в цеху, на заводском оборудовании, чтобы все было точно рассчитано. Заинтересованы уже две колясочные фирмы, жду решения: кто лучшие условия предложит. Мне бы хотелось, чтобы и горная, и подводная коляски были сделаны на одном заводе.

Получается, есть все шансы поставить производство на поток?

Да конечно. Но можно ведь сделать сто штук – а спроса не будет. Сейчас собирается статистика, сколько в России и в других странах может быть желающих. Мы получим ее в полной мере где-то в июне. Кроме того, я еще не успел испытать два других вида двигателей – жду финансирования. Есть шанс получить американские двигатели, они дороговаты, но там качество, конечно, хорошее. Будь у меня полмиллиона – я бы уже завтра их купил и начал бы пробовать. Плюс крылья. Я делал их из материалов, доступных в быту. А сейчас ведутся переговоры, чтобы сделать их из стеклопластика. Остается только все запчасти получить и собрать. Еще недавно дополнили подводную коляску одной идейкой хорошей – балласт, рассчитанный на разный вес инвалида, чтобы коляска в воде не переворачивалась. Есть ведь люди, весящие больше 100 килограммов, а есть маленькие – около 40. Мы все это учли: можно подвесить спереди грузила и сзади грузила. И положение коляски теперь удается фиксировать. Их можно менять прямо в воде – все это мы покажем в фильме.

Нашлись ли спонсоры после мартовской пресс-конференции?

Нет, не было. Но из Германии уже позвонили, и я чертежи им отправил. Сейчас они думают.

Ростовчанин Игорь Скикевич дал людям на инвалидных колясках возможность заниматься дайвингом
Видео:RostovGazeta

То есть Германия может выделить вам финансирование?

Я еще сам подумаю, стоит ли с Германией связываться. Время еще есть. У нас я к одному пойду, ко второму, к двадцать второму… Если в России откажут в финансировании – то тогда, конечно, обращусь уже к ним.

Вы планируете сотрудничать с другими инженерами-разработчиками, возможно зарубежными, либо же хотите планировать все самостоятельно от и до?

Только сам. Есть такая поговорка: хочешь сделать хорошо – сделай это сам. Я уважаю многих инженеров, они могут внести что-то свое. Но у меня все равно свой подход. Кроме того, чтобы изобретать что-то для инвалидов, нужно быть самому инвалидом. Кем я и являюсь. Знаю слабые и сильные стороны, чего не понять человеку, не сидящему в коляске. Как бы ни пытались в Индии и в Британии сделать что-то аналогичное – сложно собрано, и маневренность далеко не та. А у меня два болта всего к крыльям, двигатели и каркас – вот и вся конструкция.

Почему именно подводная коляска? Дайвинг давно был вашим хобби?

Нырять с аквалангом я начал давно. Это интересно и увлекательно. В воде, кроме того, легче реабилитироваться. Вот и не стал бросать. Но появились сложности – решил их искоренить по максимуму. Так и пришла в голову эта идея.

Какая у вас программа-максимум на ваше изобретение – может быть, сделать его известным по всему миру или заработать миллион на его продаже?

Да ну, что вы. Получив травму, я по-другому стал осознавать все, что меня окружает. Цель не деньги, цель сразу была – помочь другим инвалидам, чтобы они могли лучше адаптироваться и заниматься таким увлекательным видом деятельности, как подводное плавание. Если изобретение начнет давать какой-то доход – он будет практически весь уходить на развитие паратуризма и других моих конструкций и идей, чтобы дело шло вперед.

Вы не задумывались о более широкой рекламе?

Желание-то есть, но у меня нет такого протагониста, который бы мог про все рассказывать, показывать все. На телевидении этого нельзя сделать. Когда патент получу, обращусь в Москву на передачу к Гордону – там могут помочь. Но это только после морских съемок. Как снимем кино - в Ростов приедем покажем, а потом и дальше.

Вы уже собрали команду для съемок фильма?

Да, конечно. Команда уже собрана, очень сильная команда. Испытаем в соленой воде на подводной глубине, с профессиональными дайверами, мастерами спорта, услышим их заключение. Погружение будет идти в Новороссийске.

Какие у вас планы на будущее как у путешественника?

Собираюсь покорить Фудзияму. Это вулкан, а не простая гора – там склон состоит из магматических пород, плюс очень сильные ветра, там передвигаться гораздо опаснее, чем по обычным горам. За год на Фудзияме гибнут около 10-15 человек, и это здоровых людей, не инвалидов. Обязательно надо туда. Очень хочу попробовать. А еще собираюсь повторить прыжок с парашютом. В свое время я был первым в России инвалидом, который его совершил. Кстати, знаете, девушки сейчас хотят прыгать гораздо чаще парней. Я знаю уже 7 девушек, совершивших такой прыжок, и всего двух парней. Та же самая пропорция в плане вождения автомобилей. У девушек в среднем адаптируемость намного выше, и огромная воля жить. Не дай бог, конечно, получить такую травму в молодом возрасте.