Чаплин: нет нравственного оправдания сокрытию доходов церкви
25 июля 2018, 11:27
Фото: ortodoksiya.ru
Вопрос доходов и расходов церкви в России считается не просто неприличным, а запрещенным.

При этом сама церковь открыто заявляет, что не прочь улучшить свое материальное положение. Она настаивает на введении 10-процентного налога с верующих. Член Общественной палаты союзного государства России и Белоруссии, протоиерей Всеволод Чаплин в интервью RostovGazeta рассказал о зарплате священника, структуре доходов и расходов РПЦ, текущем финансовом состоянии организации и противостоянии сил, обсуждающих закрытость церкви от общества.

Как выглядит структура доходов церкви?

В целом денежные поступления складываются из пожертвований за совершение таинств и треб, а вторая часть доходов, основная – свечи, но это не товар, а овеществленная молитва, поэтому свеча может и ничего не стоить. Она, конечно, на сегодняшний день почти везде имеет стоимость, но это даже не цена, а ориентировочная стоимость пожертвования.

Если говорить о таинствах, то сейчас во многих, например, московских храмах висят объявления о проводимых таинствах, совершающихся бесплатно за размер возможного пожертвования на усмотрение того, кто принимает. Конечно, если человек явно неимущий, от него никакого пожертвования не потребуют.

Но это не общепринятая практика? Каждый храм сам решает?

В Москве такой практики, как и во всех, в принципе, городах, все больше. По моему мнению, ценники на совершение таинств из храмов должны уходить. Хотя, например, когда проводится венчание, люди ожидают хор, которому как раз нужно платить, потому что бесплатно петь для вас никто не будет.

Существует только два вида доходов: свечи и пожертвования?

Да, основные поступления от свечей и от записок, молитв, панихид и других таинств совершения. Все остальное, к сожалению, стремится к нулю. Поступления от книг, последние 10 лет, стремятся к нулю. Я работаю в центре Москвы, и книги у нас покупают на 12 тысяч в месяц, хотя их предлагается много.

Есть помощь от спонсоров? Куда уходят деньги от пожертвований?

Все пожертвования, в основном, тратятся не на текущую жизнь прихода, а на ремонтные работы или гуманитарные проекты. На поддержание храма в надлежащем состоянии, на зарплату никакие спонсоры ничего не дают. Поступления от инвесторов идут на строительство крупных объектов. Нам приходится униженно обивать пороги, так как власти выделяют маленькие субсидии, которые чаще всего распределяются среди избранных и определяются лично патриархом.

Отчего зависит заработок храма?

От места расположения, оттого есть люди или нет. Понятно, что в центре доход будет больше, но если церковь находится на окраине, а рядом живут состоятельные люди, то заработок там будет значительно больше, но тоже сейчас наблюдается падение. У нас в храме, где я служу, становится больше людей, а значит больше крещений и венчаний. Мы замечаем, что доходы падают, потому некоторые люди остались безработными, или есть люди, для которых тысячные купюры ничего не значили, а сейчас возьмут все до последнего рубля.

Сколько получают работники храма?

Обычно это очень маленькие зарплаты у работников, которых немного, остальное - это волонтеры. У меня зарплата 20 тысяч рублей и у остальных священников столько же.

Откуда тогда берутся истории про священников, которые разъезжают на дорогих автомобилях или живут в богатых загородных домах?

Иногда, действительно, дарят машины, дома, квартиры, и это вообще-то для России нормально. Я считаю, что священник должен жить не хуже, чем средний житель той местности, где он живет и служит. Но я также считаю, что священника должны содержать жители прихода. Это их долг. Вообще, по правилам, священнику надо отдавать десятую часть денег, что получают прихожане. Но эта норма на сегодняшний день очень подзабыта.

Маленький храм должен себя окупать?

Здесь нет такого, так как церковь не имеет отношения к купле-продаже. Есть приход, где священник живет только огородом и больше ему жить нечем. Конечно, в данном случае возникает большой вопрос, есть ли смысл открывать приход в тех местах, где вообще никто не живет, и где местное население вымирает. Этот вопрос будет рано или поздно обсуждаться. Есть приходы, которые объединяют, то есть присоединяют более жизнеспособные к тем, которые уже не могут существовать.

Какие основные расходы церкви?

Зарплаты или денежные выплаты волонтерам, коммунальные расходы. Например, для Москвы они забирают треть от всех поступлений, а на Дальнем Востоке они съедают все. Также приходы отчисляют какую-то часть своих поступлений в епархию, но здесь сумма неустановленная, и все зависит уже от совести епископа и его окружения. Я знаю случаи, когда это 5-10%, и другие примеры, когда сумма, требуемая с прихода, превышает все его возможные поступления.

Что мешает сделать эту систему прозрачной?

Это абсолютно непонятно, никакого нравственного оправдания в этой закрытости не вижу, ведь церковь не коммерческая компания.

Эта проблема поднимается?

Да, постоянно. Но аргументов от тех, кто против этого, нет никаких. Все на уровне плохого анекдота: допустим, кто-то скажет, что мы слишком богатые или слишком бедные. Всем и так понятно, что церковь не владеет миллионами. Мы беднеем, но стыдиться этого не надо. У нас есть что-то гораздо серьезнее, чем все капиталы олигархов и влияние властей, у нас есть право выносить самые важные суждения о каждом из них.

Почему не пользуетесь этими рычагами?

В данный момент (давая интервью) я стараюсь это делать, но многие другие думают, что раздавая дифирамбы всякому жулью, они делают дело божие. Нет, они делают обратное.

Вы озвучиваете позицию, которая похоже расходится с генеральной линией церкви. Не может ли быть последствий для вас в связи с этим?

Самое главное, что скажет Господь. А что скажут люди, это дело абсолютно десятое, если не сотое.

Расследование издания RostovGazeta о доходах церкви читайте на нашем сайте.