RostovGazeta
"В Интернете, кроме дряни, есть воздух"
31 августа 2017, 17:54
"В Интернете, кроме дряни, есть воздух"
Фото: bezformata.ru
Словосочетание "отечественное кино" сегодня вызывает у российского зрителя любые эмоции, кроме положительных. Череда однотипных сериалов, скопированных с зарубежных аналогов, переполняет телеэкран, а в кинотеатрах идут бесконечные комедии с поднадоевшими лицами и несмешными шутками.

О том, чего хочет и что в ближайшее время получит российский зритель, чем Россия напоминает древнюю Византию, о разрушительной роли Никиты Михалкова и Федора Бондарчука и о том, почему нельзя построить русский Голливуд, рассказала в интервью корреспонденту RostovGazeta сценарист федеральных телеканалов Валерия Байкеева.

Как вы оцениваете качество современного российского кино?

Мне непросто ответить на этот вопрос. С одной стороны, я работаю в этой области, с другой – мечтаю из нее каким-то образом уйти обратно в литературу. Не очень у нас кино. Не хорошо с ним.

А если по десятибалльной шкале?

Мы где-то между 0 и 2. Все время уходим во вторичность. Обижает, угнетает, расстраивает попытка все время покупать чужие форматы, которые на нашу почву не клеятся никак вообще. Поэтому получаются какие-то убогие продукты: либо "Кровинушки" и "Скотинушки" для канала "Россия", либо художественные фильмы, на которые дает деньги министерство культуры и которые получаются странными, на мой взгляд. Что такое фильм "Взломать блогеров", или фильм "Викинг"? Это набор странных криков и воплей, где нет героев и вообще ничего. Когда мне после этого люди говорят, что 8 лет готовились снимать это кино – я им не верю. Я сама пишу, и знаю, что такое 8 лет писать. Так я писала свой сценарий "Князь Игорь". Это читать много источников, это рыть и сопоставлять с современностью – так, чтобы эта история была понятна сегодняшнему зрителю.

Другой вопрос, если речь шла не о работе над материалом, а "мы 8 лет копеечка за копеечкой собирали деньги". Слово "готовились" имеет неоднозначный смысл. Один человек готовится к свадьбе, зарабатывая деньги, другой – делая уколы в морду лица.

В России из отснятых фильмов окупаются единицы. Каковы причины провалов нашего кино в прокате?

Беспредел прокатчиков. Меморандумы на американские фильмы устанавливать бесполезно. Нужно устанавливать счетчики и видеокамеры в отдаленных городах страны, чтобы прокатчик не мог мне, глядя в глаза, сказать: "Мы рассчитывали, что зал будет полон на 2 тысячи человек, а по факту пришло 20, поэтому вот тебе твои 20 рублей за 20 билетов, и иди снимай дальше свое кино".

Плюс ко всему – абсолютное недоверие зрителей к отечественному кино. Зрители перестали в него верить. Так долго врать нельзя – неэффективно. Кино у нас снимать могут только в Москве. Больше нигде. Разве что еще Питер пытается.

Что нужно сделать, чтобы россияне поверили в российское кино?

Дать людям выбор. Перестать кормить их фильмами "Горько!". Открывать новые темы, которые беспокоят не кого-нибудь, а тебя. Надо открыть двери и впустить молодых. А у дверей стоят привратники, которые эти двери закрывают. Их знает весь мир: это Никита Михалков, Федор Бондарчук и очень многие примкнувшие – крупные деятели. Наша страна – это большая Византия, где хорошо живут те, кто знает тех, кто их пускает к кормушке. Кино в этом смысле не слишком отличается от всего остального.

Во всех фильмах одни и те же актеры и режиссеры. Почему не появляются новые лица? Они есть или их нет вообще?

Новые лица и люди, конечно, есть. На прошедшем в рамках фестиваля Bridge of Arts деловом форуме, который готовили наши ростовчане, 2 дня были питчинги (авторские презентации кинопроектов с целью нахождения инвесторов, готовых финансировать этот проект): продюсерский и сценарный. Могу сказать: приехали ребята из Красноярска, из Белоруссии, с Украины, из Питера. Очень много людей. Интереснейших. Невероятно интересные проекты привозили – просто съем башни. Что можем сделать мы с режиссером и главным продюсером ЗАО "НТВ-КИНО" Сергеем Багировым? Фестивалю надо набрать популярность, добиться высокого статуса, и получить призовой фонд. Пока что деньги во все новое вкладываются свои и выдергиваются у спонсоров ради помощи зацепившим нас чем-то за душу людям: кому-то снять кино, кому-то продвинуть, кому-то просто продать заявку.

Так что, товарищи Михалков и Бондарчук, отойдите от дверей! Двери сами закрываются перед вами. И сами открываются перед новыми пассажирами.

Где можно построить аналог Голливуда в России?

Нигде. В России воруют очень сильно. Пока воровать не перестанут – не надо ничего строить. Достигнуть аналогичного уровня мы сможем, когда пересажают правительство, Земля сойдет с орбиты, мы передвинемся в новую галактику… Как только все это случится – мы тут же построим Голливуд, и начнем снимать кучу хороших фильмов. Да и есть ли смысл в Голливуде, если сейчас все уходит в Интернет? Интернет всеяден. Он пускает всех. Он пустит нас с тобой. Просто надо понимать, как монетизировать это и как продвигать это.

Где-то в недрах России сидят миллионы фанатов – так дайте же им что-нибудь действительно интересное. Почему мы должны бесконечно снимать "Кровинушку", и тому подобную ерунду? Надо же еще куда-то рулить.

Может быть, удастся вырубить вторую дверь через Интернет, пока все эти люди стоят у первой. Пускай стоят и никого не впускают. В Интернете, кроме дряни, есть воздух.

Почему бизнес не торопится в кино?

Воруют. Бизнесу, во-первых, невыгодно. Во-вторых, кино – это длинный и очень рисковый вид деятельности. Моя личная история: мы написали гениальный сценарий. Трогательно, нежно, красиво, интересно. Все читают, всем нравится. Актеры на него идут сниматься, и даже падают в цене. Потом приходит команда, которая будет превращать сценарий из букв в изображение: режиссеры, продюсеры, и все остальные. Но в нашей стране сценарист, наверное, так же бесправен, как и актер. Потому что пока ты не Машков и не Хабенский, ты не можешь диктовать свои правила, и даже вякать ты вообще не можешь.

И вот твой сценарий попадает на стол к режиссеру. Если тебе повезет, и режиссер будет обученный (потому что сейчас масса не обученных, которые сами сказали: "Вот он я, я режиссер"), он, может быть, попробует сделать экспликацию – описать то, как он это видит. В худшем – этого не случится. Кино – это командная история. Надо вырастить новое поколение кинодеятелей, которые рулят на Западе уже вовсю: так называемые "шоураннеры" – люди, которые ведут проект от идеи до размещения на канал или экран. Величайшие команды мира идут в сериалы. Примеры – "Игра престолов", "Карточный домик", "Фарго". Это не говоря про запредельную историю "Молодой папа".

Бизнесу страшно. До того момента, когда наша волшебная страна переругалась со всем миром, и у нас еще были какие-то надежды, у бизнеса водились некие лишние деньги. Сейчас лишних денег нет ни у кого. Надо либо безумно любить кино, либо быть сумасшедшим и считать себя артистом, норовя где-то что-то сыграть, либо иметь любовницу, которая ест тебе мозг чайной ложкой и требует: "Купи мне кино, хочу сыграть в нем". И тогда кино покупают. Мы вернулись тем самым к вопросу: как сделать так, чтобы люди поверили в российское кино? Оно должно стать… настоящим.

Что вы можете сказать про обнаженку в таких новых фильмах, как "Гоголь", "Матильда"? Связанные с этим скандалы – это пиар-ход?

Я не видела ни "Гоголя", ни "Матильду". Мне не о чем здесь говорить. Я вряд ли буду это смотреть. Но, посмотрев, выскажусь, если спросят…

Как бы вы оценили поддержку российского кино со стороны государства?

Я не понимаю, кому они дают поддержку. Мне неясен их критерий. Когда я пойму, по какому критерию они отбирают – я смогу ответить на этот вопрос.

Государство поддерживало проекты, которые в дальнейшем оказывались спорными. Насколько это нормально, и как должно быть в идеале?

Конечно, это нормально. Идеала не существует. Но надо поддерживать молодых – ребят, которые приходят с чем-то новым. Потому что от того нафталина и бардака, который происходит у нас в кинематографе, можно офонареть. "Самый лучший день", "Горько!", "Елки" – да вы сумасшедшие, что ли? Сколько это будет продолжаться? И тут приезжает на питчинг парень Магомет и привозит совершенно чумовую историю, которая перекликается со становящимся сейчас очень известным режиссером Тайка Вайтити – это новозеландский режиссер, снявший фильм "Охота на диких людей»". Весь фильм ведут практически два актера. Сначала их герои ненавидят друг друга, а в конце они становятся родными, близкими и практически семьей – и это так ненавязчиво, увлекательно, интересно, нежно, искренне и правдиво… Магомет привез историю очень похожую – дайте ему денег, пусть он снимет. Он не просит миллиарды, как просит наследник великой кино-династии (Федор Бондарчук - прим. ред.) на свое Бутово или что у него там. Проблема, как я уже сказала, в Византии. Эта страна не должна называться Россией.

Современная российская комедия. Жива ли она? Как вы относитесь, в частности, к проектам резидентов Comedy Club?

Не ко мне вопрос. Я не знаю, о чем вы, и надеюсь, я никогда об этом не узнаю. А фильм "Горько!" мне, к сожалению, пришлось смотреть, первый фильм. Но не весь, удалось вырваться. Для меня есть некие личные пристрастия в комедии. Кто-то любит Леонида Гайдая. Я люблю Георгия Данелию, грузинский кинематограф. Например, "Кин-дза-дза!". Для меня это не просто кино, это тест на интеллект, душевную зрелость и стиль. Кому он нравится – это мои люди.

Арт-хаус, или авторское кино. Насколько оно востребовано у публики? Как с этим в России?

В России вообще все "хорошо"… Должно быть все. Моя бабушка говорила: "Кому нравится поп, кому попадья, кому попова дочка". Нельзя по главным каналам страны показывать один и тот же трешак. Вот просто нельзя. У меня нет телевизора, я его не смотрю, я в него пишу. Я примерно понимаю требования каналов, когда они ко мне обращаются и заказывают ту или иную работу. Ходить по кругу и показывать все время одних и тех же, и продукт, сделанный одними и теми же – я бы хотела, чтобы как-то это все поменялось.

Есть распространенное мнение, что сейчас нет идей.

Все есть. Спрос рождает предложение. Спроса нет на свежее, новое, интересное. Проще купить уже заезженный сюжет, снять в нем Владимира Машкова, провалиться, и потом сказать: да просто все идиоты, а мы сделали потрясающее кино, "Игра престолов" нервно курит в уголке.

Опять же, на последнем питчинге презентуемые проекты были прекрасны. Документалистика была чумовая. Ребята привезли такие идеи, что снимаю шляпу. И художественное кино тоже. Но почти всем не хватает мастерства – умения рассказывать свои истории. Как правильно подметил мой друг и коллега по деловому форуму и жизни Давид Шнейдеров, в Голливуде, прежде чем научить людей складывать и сочинять истории, учат истории рассказывать. Любую историю можно продать, это вообще не вопрос.

Насколько возможно предсказать успешность проекта? От чего она зависит?

От вдохновения. Одну из лучших мелодрам мира "Мужчина и женщина" французский гений-режиссер Клод Лелуш и два совершенно чумовых актера - Жан-Луи Трентиньян и Анук Эме - снимали без сценария. Они просто приезжали на съемочную площадку и начинали выпивать, болтать… Потом чувствовать… Потом - к камере и работать. Было вдохновение, была мысль режиссера: он понимал, что он хочет. Он хочет рассказать историю автогонщика и вдовы каскадера. Это уникальный случай. Таких гениев, как эти трое, не так много на белом свете.

А еще кино – это обязательно профессионализм. Актрисы из спален олигархов и режиссеры из соседних особняков – это ни разу не то. Во-первых, нужно пройти классику, классическое образование, а потом – самообразовываться. Без этого не станешь профессионалом. Учиться всю жизнь. Тогда ты вдохновишь свою команду, тогда получится хорошее кино, тогда будет не стыдно.

Кино – это любовь. Любовь к делу, к профессии, к зрителям – и в первую очередь уважение к ним. То, что создано без любви и уважения, как правило, выходит дебильным. Роди ребенка без любви – намучаешься. А дитя любви – это всегда прекрасно.

Сейчас серьезное кино уходит из кинотеатров в сериальный формат. Насколько этот формат соответствует укладу российской жизни?

У американцев это, на минуточку, индустрия кино. А здесь – это так, крестиком вышивание. Существуют целевые аудитории, направленности каналов, бесконечные рейтинги. На основании этого можно сказать: да, сериалы будут иметь место здесь. Будет такой же спрос.

Самые эмоциональные реакции на смерть Ходора
Видео:Студия озвучки "ShtigliShti"

Что в России должно быть для успешного развития кино, и чего в ней не должно быть?

Должно быть больше доверия со стороны людей с деньгами к кинематографу. Не должно быть коррупции. Принцип "нам дали 10 миллионов на кино, давайте 9 положим себе в карман, а на миллион снимем" не годится, если мы действительно хотим настоящего кино!

Ситуация уже меняется. С молодежью уже по-другому. Они сначала снимают кино, стараются сэкономить, а потом что-то заработать. А не заработали – неважно, но мы кино сняли. Они молоды. Пока у них нет обременений. Когда появляются обременения, тогда появляются другие задачи.

Вы верите в современное поколение?

Да. У меня прекрасные ученики. Конечно, верю.

Только те люди, в которых я верю, не толкают речи по телевизору – их просто не так заметно. Те, в кого я верю, помогают ростовским погорельцам, а не орут на каждом углу о том, как прекрасна наша страна, размахивая портянками. Вместо этого они просто пойдут и будут что-нибудь делать для пользы этого мира и нас с вами.