Экспортный бум на донской мели
Аналитика

Экспортный бум на донской мели

4 сентября , 07:52Photo: pixbay.com
Несмотря на то, что ситуация с маловодностью Дона в этом году близка к критической, крупнейшие порты Ростовской области активно отгружают на экспорт сельхозпродукцию – зерно и подсолнечное масло.

Региональные власти пытаются решить проблему нехватки воды в Дону, активно лоббируя затянувшийся проект строительства Багаевского гидроузла, но без одновременных инвестиций в гидротехнические сооружения во всем Волго-Донском бассейне это вряд ли будет системным решением. Учитывая непредсказуемость погодных условий, форс-мажорная ситуация для донского судоходства может наступить в любой момент.

Хроническая маловодность

По данным ИА «ПортНьюс», совокупный грузооборот морского порта Ростов-на-Дону за семь месяцев составил 12,7 млн грузов, увеличившись на 4% к январю-июлю прошлого года. Основной прирост обеспечило зерно – его перевалка выросла на 22%, до 4,9 млн тонн. Порт Азова за тот же период показал падение общего грузооборота на 17% (до 4,449 млн тонн), однако экспорт зерна и здесь показал двузначную динамику – плюс 14%, перешагнув отметку 3 млн тонн. Еще одна стремительно растущая статья экспорта из донских портов – растительное масло: за первое полугодие совокупная стоимость его вывоза увеличилась почти в полтора раза, до 660,6 млн долларов.

Р. Дон. Ростов-на-Дону, порт
Photo:Alexxx Malev/CC BY-SA 2.0flickr.com

Тем временем с самого начала года от Азово-Донской бассейновой администрации регулярно исходят тревожные сигналы. Глубины в подотчетной администрации протяженности Дона – почти 700 километров от Цимлянского водохранилища до Аксая – в последние недели стабильно прогнозируются в диапазоне 150-400 сантиметров, что квалифицируется как малая водность. В целом грузооборот в границах Азово-Донского бассейна ВВП за семь месяцев сократился на 6% (до 4,565 млн тонн), но произошло это прежде всего за счет резкого (на 25%) падения внутреннего грузопотока, в чем, несомненно, можно усмотреть влияние пандемии. Однако поток транзитных грузов снизился лишь на 3% (до 4,1 млн тонн) – преобладали среди них традиционные экспортные грузы: сера, пшеница и мазут, на которые пришлось более половины транзита.

Несколько дней назад теме маловодности Дона была посвящена отдельная часть видеоконференции губернатора Василия Голубева с Владимиром Путиным. «С 2007 года водохозяйственная обстановка в бассейне реки Дон характеризуется как весьма напряжённая. Особенно мы это почувствовали в 2015 году. Мы дошли до ситуации, когда нам почти приходилось перегружать суда, пятитысячники не проходили. Но удержали ситуацию просто на краю, образно говоря», - сообщил глава Ростовской области.

Багаевский гидроузел
Photo:donland.ru

В последние годы, добавил Василий Голубев, началось финансирование строительства Багаевского гидроузла и реконструкции Донского магистрального канала, однако «эта тема требует продолжения», поскольку к бассейну Дона имеют отношение 15 регионов страны. Между тем собственного федерального проекта у Дона нет – в отличие от соседней Волги, которая в 2018 году была включена отдельной программой по оздоровлению реки в нацпроект «Экология» с бюджетом в 205 млрд рублей.

Но и уже согласованные донские проекты движутся далеко не в оптимальном темпе. В середине августа стало известно, что конкурс на строительство второго этапа Багаевского гидроузла, объявленный в апреле, вновь отменен, а затем антимонопольные органы сообщили о ряде нарушений в проекте госконтракта в ответ на жалобу компании «РостСтройКонтракт» на действия Федерального агентства морского и речного транспорта (Росморречфлота) и Администрации Азово-Донского бассейна. До этого исходную стоимость контракта в 19,4 млрд рублей уже приходилось корректировать в сторону повышения.

Бессистемные воды

«Вокруг проектов гидроузлов давно вьются толпы интересантов – от подрядчиков до экологов, которые также действуют по собственному усмотрению, причем в совершенно разных направлениях», - поясняет неразбериху вокруг проекта Багаевского гидроузла известный российский эксперт транспортной отрасли Алексей Безбородов, генеральный директор консалтинговой компании «Инфра Проекты». При этом, по его словам, само по себе завершение Багаевского гидроузла (первый этап строительно-монтажных работ на объекте был выполнен в феврале) не станет системным решением проблемы маловодности Дона, поскольку одновременно должны двигаться вперед и другие проекты гидроузлов в Волго-Донском бассейне.

Багаевский гидроузел
Photo:donland.ru

Наиболее важный из них – Нижегородский низконапорный гидроузел в районе Городца стоимостью 43 млрд рублей, который первоначально планировалось сдать в 2021 году. Однако по факту его строительство только начнется в середине года, о чем в мае сообщал «Коммерсантъ» со ссылкой на письмо вице-премьера Марата Хуснуллина Владимиру Путину. Реализация проекта уперлась в то, что документация по основному этапу строительства не получила положительного заключения госэкспертизы из-за ряда разногласий, связанных с экологическими последствиями реализации проекта, а также необоснованным определением зон влияния создаваемого водохранилища.

«Проблема маловодности Дона имеет исключительно технический характер – решением задач поддержания уровня воды в реках в России в целом занимаются слабо, - комментирует Алексей Безбородов. - Система эксплуатации гидротехнических сооружений должна быть единой, но фактически она рассогласована. Строительство Городецкого гидроузла в Нижегородской области и Багаевского гидроузла затягивается, тем временем расчетные сроки эксплуатации гидроузлов на Дону и Волге, построенных еще в советские времена, прошли. Как следствие, возникает маловодность, которая забирает 30-40% прибыли работающих на реках судоходных компаний – отсюда во многом и проистекает их стремление вывозить как можно больше зерна. Фактически на сегодняшний день это их единственная возможность зарабатывать».

Photo:Alexxx Malev/CC BY-SA 2.0flickr.com

Пока признаков комплексных решений не видно, признает эксперт, в том числе потому, что регионы по отдельности лоббируют свои проекты гидроузлов в Москве.

«Об объединении их усилий речи не идет – губернаторы видят прежде всего свои субъекты, а общего взгляда на страну у них нет, - констатирует Безбородов. - И если представить, что один из губернаторов все-таки доведет свой проект гидроузла до ума, а другие будут отставать, это даст лишь частичный эффект, поскольку требуется сразу модернизировать всю систему – от Оки до Нижнего Дона. Если в верховьях Дона управление водой осуществляется неправильно, то на Нижнем Дону воду будет взять просто неоткуда. Не отличается особой эффективностью и управление активами Росморречфлота. Тем временем прогнозировать очередной форс-мажор на Дону невозможно, поскольку погода относится к волновым процессам, которые практически не поддаются моделированию – их физика пока полностью не освоена наукой. И даже если представить, что погода будет благоприятной – например, пройдут проливные дожди, Дон от этого не станет полноводным по той же самой причине: не завершена конфигурация системы гидроузлов, которая работает в условиях как засухи, так и многоводности».

Обмеление Дона в ноябре 2019 г.
Photo:vk.com/rostovnadonu

Вероятность климатического форс-мажора на Дону действительно нельзя сбрасывать со счетов – достаточно вспомнить, как в ноябре прошлого года сильнейший ветер выдул из нижнего течения реки и прилегающей к ее устью части Азовского моря большую часть воды. Как следствие, навигацию на Дону пришлось завершать неделей раньше, и гарантий того, что такая ситуаций не повторится, никто не даст. Так что пока волго-донские гидроузлы остаются долгостроями, остается довольствоваться лишь тем, что в прошлом году наконец удалось получить финансирование на дноуглубительные работы на участке от Азова до Аксая, которые до этого не проводились почти десять лет. В этом году их выполнение началось с 1 июня, намеченный объем работ составляет 1,3 млн тонн грунта.

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter