«Людоедская реформа»: число инвалидов в Ростове сократилось на 11 тысяч человек
Аналитика

«Людоедская реформа»: число инвалидов в Ростове сократилось на 11 тысяч человек

28 августа 2019, 17:16Фото: pxhere.com
Согласно данным Пенсионного фонда РФ, в Ростовской области в текущем году в сравнении с 2017 годом стало меньше инвалидов на 11 тысяч человек. Связано ли это со «зверским» приказом Минтруда № 1024, ужесточившим требования к получению инвалидности, выяснял журналист RostovGazeta.

Сократить срочно!

Как передают «Новые известия», три-четыре года назад в России насчитывалось 12,5 млн. инвалидов, к концу прошлого года их стало 11,8 миллиона, а за 2019-й число недееспособных уменьшится еще на 200 тысяч человек.

Ростовская область не стоит в стороне от новых тенденций, с 2017 года число инвалидов в регионе сократилось на 11 339 человек.

На сайте Пенсионного фонда все эти цифры находятся в открытом доступе. Итак, в 2017 году общее число инвалидов в области составило 364 395 человека, годом позже — 355 793, а в текущем уже — 353 056 признанных недееспособных. Другое дело обстоит с детьми инвалидами, их число увеличивается с каждым годом. В текущем году в Ростовской области зарегистрированы 13 654 ребенка-инвалида, в прошлом — 13 302, а в 2017 году — 12 991. Число детей-инвалидов выросло на 663 за последние два года.

Фото:pxhere.com

Как поясняет юрист Виктор Симонов, инвалидность это не только признание ограниченных возможностей жизнедеятельности человека, люди также получают выплаты. Казне РФ недееспособные люди обходятся в половину триллиона рублей ежегодно.

«Правительство посчитало, что это слишком жирно. В принципе все это — и пенсионная реформа, на пять лет отодвинувшая выход на заслуженный отдых, и „оздоровление“ инвалидов — укладывается в русло главной государственной идеи — сократить расходы на социальные выплаты. Но если пенсионная реформа обсуждалась всеми российскими гражданами, то с инвалидами правительство борется по-партизански — тихо и беспощадно», — считает Симонов.

Людей с ограниченными способностями «переложили» с плеч Минздрава на Минтруда. Новый приказ ведомства установил новые сроки и условия предоставления инвалидности. Была даже введена балльная система состояния здоровья. В результате получить удостоверение инвалидности стало практически невозможно. С уменьшением числа инвалидов — уменьшится, естественно, и объем помощи.

Количество недееспособных будет дальше уменьшаться, судя по содержанию пояснительной записки к бюджету Пенсионного фонда РФ на 2019-22 гг. В документе говорится, что с 11,6 миллионов человек в 2021 году число инвалидов должно сократиться до 11,3 млн человек.

«Бумажное „выздоровление“ приобрело плановый характер и поставлено государством на поток», — говорит Симонов.

Фото:pxhere.com

Президент «Лиги защитников пациентов» Александр Саверский говорит о том, что злополучный приказ Минтруда № 1024, ужесточивший требования к получению инвалидности, лишил семьи, где воспитываются дети-инвалиды, государственной защиты.

«Право на реабилитацию в санаториях и еще ряд социальных подпорок позволяли выжить и обеспечить ребенку должный уход. С прошлого года — это просто поголовное снятие инвалидности со всех практически детей. Дают, да и то скрепя душой, только колясочникам или лежачим, которые уже не встают. Отказывают при малейшем намеке на улучшение состояния, не принимают во внимание сопутствующие заболевания, сознательно, вопреки выводам лечащих врачей, не замечают прогрессирующее ухудшение», — комментирует эксперт.

Злополучный Приказ

Приказ Минтруда № 1024 изменил критерии по определению инвалидности, теперь многие категории больных под них попросту не попадают. Родители недоумевают: чтобы получить статус инвалида, льготы и социальную поддержку, они должны доводить своего ребенка до полной невменяемости.

Дети, которые до 18 лет легко проходили медико-социальную комиссию по инвалидности, по достижению совершеннолетия, лишаются розовой справки, бесплатных лекарств и государственной поддержки.

Жительница Москвы, мать 20-летней девушки, страдающей диабетом 1 степени с трех лет, рассказала о том, через что пришлось пройти их семье ради выплат.

«У Марины распространенное „детское“ заболевание, оно не лечится. В свое время государство это признавало, инвалидность была как бы пожизненной, продлевали без проблем. Мы тоже понимали, что болезнь дочери — это наш крест на всю жизнь. Уровень сахара в крови скачет, ребенок падает в обморок, слабость, плохое самочувствие, больницы, обследования… Каждый год у нее появлялись сопутствующие заболевания — хронический аутоиммунный тиреоидит, полинейропатия, аксонопатия икроножных нервов, тромбофилия, , хронический гастрит, микроаденома гипофиза…. Целый букет, спровоцированный сахарным диабетом и его же усугубляющий. За семнадцать лет научились к этому приспосабливаться без скорой помощи, 10 раз в день измеряли сахар, выписанными препаратами снимали частые приступы гипогликемии. Короче, делали все, чтобы состояние здоровья хотя бы немного выправилось. Какие-то подвижки были. Врач сказал: если комиссия увидит нынешние результаты, то инвалидность могут убрать», — рассказывает Юлия.

Фото:pxhere.com

Состояние инвалидов ведь оценивают сейчас не по медицинским показаниям, а по экономическим соображениям, считает женщина.

«Появились публикации, что это не болезнь, а неправильный „образ жизни“. В том же духе высказался и главный эксперт по медико-социальной экспертизе Александр Абросимов, когда его спросили, почему пожизненных диабетиков массово лишают инвалидности. Запомнились его слова: „Инвалид — это человек, которого государство признаёт таковым. Оно и устанавливает правила определения его состояния. Я вижу задачу нашей службы в том, чтобы жёстко эти правила соблюдать“», — делится Юлия.

В 2017 и 2018 годах девушке продлевали инвалидность, однако в этом году, когда произошли изменения в порядке прохождения комиссии, всех, независимо от заболевания, стали направлять на экспертизу по месту жительства. Марине отказали в присвоении группы, комиссия не нашла оснований для продления инвалидности. Математический расчет, который должен выявлять признаки инвалидности, победил.

Сейчас Марина лишена социальной поддержки государства, пенсии и льгот, Но самое важное, она не получает расходники для инсулиновой помпы. Расходные материалы для помпы стоят 8000-10000 рублей в месяц, плюс необходимое количество тест — полосок, это еще 5500-6000 рублей.

Фото:pxhere.com

«Два раза в год необходимо пить лекарства для профилактики осложнений — их стоимость даже произносить страшно. Не знаем, что нам теперь делать — стоять у метро с протянутой рукой или верить, что лишение инвалидности само по себе пойдет дочери на пользу?», — жалуется мама Марины.

Семья в настоящий момент оспаривает решение территориальной комиссии в вышестоящей МСЭ, рассмотрение жалобы в сентябре. Если там тоже бумажки окажутся важнее хронического инвалида, они обратятся в суд.

По словам председателя московского сообщества инвалидов Веры Исаенко, похожие истории тысячами происходят по всей стране.

Прозревший

Депутат Законодательного Собрания Ростовской области на себе испытал «зверскую» реформу. До 18 лет у него была инвалидность по зрению, с достижением совершеннолетия, Евгений Федяев, как он сам шутит, внезапно «прозрел».

Фото:rostov.ldpr.ru

«Зрение, конечно, не улучшилось у меня после 18 лет. Однако, по мнению комиссии, я прозрел, а поэтому перестал быть инвалидом. Такая тенденция существует. С одной стороны, законодатель уменьшил количество инвалидов, но это привело к тому, что увеличилось огромное количество лжеинвалидов. В Ростовской области несколько лет назад прогремел скандал, когда многие инвалиды получали справки инвалида за деньги. Это дало возможность для увеличения коррумпированной составляющей этой истории», — говорит Федяев.

Новая поправка Минтруда, по мнению законодателя, дает возможность комиссии субъективно подходить к вопросу об установлении инвалидности.

«Теперь комиссия принимает по своему решению: если может человек адаптироваться к социальным реалиям, то его не признают инвалидом. При равных диагнозах — у кого больше денег — тот и инвалид. Недееспособные получают льготы, поэтому и готовы заплатить деньги, чтобы получить инвалидность. Рыба гниет с головы. Нужно обращаться к руководству комиссии министрам труда и соцразвития, которые курируют вопросы комиссии, обжаловать решения комиссий. Местные комиссии подходят субъективно к принятию решения об инвалидности», — считает Федяев.

Депутат добавил, чтобы исправить ситуацию с «уменьшениям» числа инвалидов, стоит более четко подходить к подбору кадров.

«Мне лично поступают десятки жалоб на комиссии. Чаще всего по достижению 18-летия лишают инвалидности. Ведь на самом деле проблемы со здоровьем никуда не уходят, уменьшается только число инвалидов на бумаге», — отметил Федяев.

Ранее в Ростове-на-Дону на территории нового аэропорта Платов не выделили места для инвалидов в парковочной зоне Р4.

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter