Нобелевская премия попахивает нафталином

Нобелевская премия попахивает нафталином
Интервью

18 августа 2017, 09:53
Photo: Bookind.ru
Сколько ростовчане готовы заплатить за книгу, какие жанры пришли на смену женским и эротическим романам, и почему ростовские авторы вот уже пять лет не попадают на всероссийский конкурс рассказал в интервью RostovGazeta президент Ассоциации книгоиздателей России (АСКИ) Константин Чеченев.

Приучить взрослого человека к чтению возможно?

Думаю, что это нереально. Этим и не занимаются. В СССР у нас была самая читающая страна в мире. До недавнего времени у нас был кризис чтения, сейчас многое делается для того, чтобы чтение возвращалось. Мы занимаем одно из первых мест в Европе по пониманию того, что читают наши дети после четвертого класса, то есть, они прочитали фрагмент, могут его пересказать, ответить на вопросы. По этому же показателю, но после восьмого класса, мы уже на двадцатом месте. Такое образование. Чтению в школах не уделяется внимание. Последние годы издатели выпускают множество детской литературы, проводят конкурсы, викторины, но все еще не хватает серьезного школьного образования, где бы детей приучили читать – они перегружены другими предметами.

Моя дочь училась в школе академии наук, и до четвертого класса они каждый урок начинали с 15-минутного чтения. Она до сих пор читает книги. Если молодой человек мало читает, то он в дальнейшем и мысли свои выразить не может.

Хотя мы же выпускаем около 400 миллионов экземпляров книг, кто-то же их покупает. У нас на человека приходится порядка 2-3 книжек, проданных в год, а в Швеции – 7-8. В России где-то десять минут в день приходится на чтение книги. Если человек в среднем смотрит 2-2,5 часа телевизор, как считаете, 10 минут в день – это много или мало? Более 50% людей не читают вообще.

Какое чтиво, на ваш взгляд, является второсортным?

Я считаю, что любое чтение – это нормально. В свое время, когда миллионным тиражом вышел "Гарри Поттер", было мнение, что это чтение нам не нужно и лучше бы его запретить. Слава Богу, что дети вообще начали читать книги, они не сидят у компьютера, не пьют пиво за углом. Эта книга абсолютно нормальная. А потом, ребенок прочитает эту книгу, у него появится интерес к другой. Я считаю, что книги можно читать разные: и серьезные, и не очень, почему нет? У человека бывает разное настроение, разные ситуации в жизни, почему мы должны его ограничивать в возможности права выбора? Тем более, что выбор книг сейчас огромный.

Почему популярна эротическая литература, любовные романы?

Эротическая литература – это придумки. В обзоре самых популярных книг вы такой литературы не найдете. Я понимаю смотреть, а читать-то там что? Женские романы читают, но, мне кажется, еще 5-7 лет назад таких книг читали больше. Они как бразильские сериалы, которые были на пике популярности в то время. Сейчас популярны исторические сериалы, сериалы, связанные с полицией. Таких книг стали читать больше. Ну и конечно, самые популярные авторы – это женщины, пишущие детективы, Дарья Донцова, например.

Ежегодно АСКИ проводит конкурс среди региональных изданий "Лучшие книги года", составляя топ-50 самых лучших книг. За последние пять лет ни одна книга, напечатанная в Ростовской области, в этот перечень не попала. Почему?

Ростовская область занимает ведущее место в России по книгопечатанию. Здесь находятся две крупнейших книгоиздательских компании. Однако они хоть и большие, но книг на конкурс нам не присылают, потому Ростовская область и не представлена на конкурсе. Потому мы и приехали в Ростов, чтобы поговорить с ростовскими властями и издателями. Раньше они входили в ассоциацию, теперь занимаются больше бизнес-проектами. Времена меняются, и я думаю, что в следующем году ростовские книжки мы увидим на конкурсе.

О чем договорились с ростовскими компаниями?

Они заинтересованы в том, чтобы региональные компании поставляли им контент в большом объеме. Это, прежде всего, касается детской литературы. Это то направление, которое наиболее динамично развивается, и издательствам не хватает редакторов, иллюстраторов, специалистов по изготовлению книг и авторов в том числе. Нужны люди, которые будут готовить проекты под ключ.

Получается, что книгопечатание на Юге России находится не в самом худшем положении?

Нет, на самом деле в том же Волгограде есть крупная книгоиздательская компания, которая выпускает научную литературу для высших учебных заведений. Авторы Московского государственного университета, несмотря на то, что при нем есть собственное издательство, печатаются в Волгограде – так проще. Есть небольшие издательства в Астрахани, Нальчике, которые делают порядка 50 книжек в год местных авторов. Неплохие обзорные книги по краю издают в Грозном. Сильное книжное издательство в Пятигорске – многократные лауреаты нашего конкурса, там печатаются книги федерального уровня. Юг России в этом плане не обделен.

Какие книги пользуются популярностью на Юге России и почему?

С точки зрения приобщения к чтению Юг России ничем не отличается от Москвы. Читают брендовых авторов – Евгения Водолазкина, Алексея Иванова, тиражи которых достигают сотни тысяч, при среднем в 3-4 тысячи. Художественную литературу топовых авторов читают сто процентов. Детская литература развивается за последние годы очень активно. Но она неоднородная, в основном развивается "обучалка" - то, что связанно с обучением детей. Родители недооценивают роль детской художественной литературы, и в основном вкладывают в ребенка образовательный контент, чтобы он, когда шел в школу, умел читать и писать, говорил на восьми языках и т.д., но гораздо меньше внимания уделяют чтению детской художественной литературы. Тиражи таких книг даже сокращаются. А вместе с тем родители не понимают, что, кроме головы, есть еще и сердце, и чувства ребенка. Мы выращиваем информационных монстров, к сожалению, не подготовленных духовно к той сложной жизни, которая их ждет впереди.

Премьер-министр подписал указ о введении национальной программы поддержки чтения. Большой упор сделан на художественную литературу, в том числе и на детскую художку. Будет объявлена премия для детских писателей, учреждена ежегодная детская выставка-ярмарка книжной продукции, которой до этого не было в России, по типу весенней выставки в Болонии (Италия). Такая выставка нужна России, поскольку дети – это то, куда деньги надо вкладывать.

Тиражи каких сегментов сокращаются?

Сокращается производство научной литературы. Это сложная литература, она тяжелая, и, к сожалению, все меньше и меньше поддерживается государством и вузами. Этот сегмент рынка все больше уходит в Интернет.

Прикладной литературы становится меньше в бумажном виде, ее все чаще замещает электронная книга. Не уйдет в Сеть детская литература, поскольку ребенок должен видеть книжку, для него важно тактильное общение с книгой, ему хватает компьютерных игр и мультфильмов. К тому же, в Интернете есть соблазны переключиться с чтения книги на "Машу и медведя". Поэтому в бумажном виде в скором времени останутся только детская литература и, пожалуй, литература в области искусства – это книги по архитектуре, живописи. А также "книжки по требованию". Это направление тоже активно развивается, однако в Ростове это не очень популярно. Все-таки, к сожалению, города, которые находятся чуть дальше от Москвы, крайне близко принимают к сердцу, что это надо делать.

Как оцениваете будущее электронных книг?

Мы же не на Луне находимся. У электронных книг есть будущее, тем более на нашей большой территории. Учитывая, что средний тираж книги – 3 тысячи экземпляров, а у 56% книжек в России (в прошлом году их вышло менее 117 тысяч наименований) тиражи вообще менее 500 экземпляров, эти книжки в принципе никто не увидит. Их издали, продали и все. Электронная книга дает возможность, чтобы эту книгу увидели в других регионах.

У нас же основная проблема даже не в тиражах, а в том, что логистика по стране очень дорогая. Почтовая рассылка не дешевая. Многие регионы просто оторваны.

Как решается этот вопрос?

Никак. Мы об этом все время говорим. Но мы-то еще ладно. Пресса по этому поводу шумит, у них подписки. "Почта России" выставляет бешенные счета. Печатные издания сокращают подписку в разы из-за того, что очень дорогие тарифы. Они бьются, а сделать ничего не могут.

Какая часть книг реализуется через интернет-магазины?

Сейчас порядка 18%. Это данные за пять месяцев этого года. Интернет-продажи растут с каждым годом, потому что книжных магазинов в городах нет, а точки выдачи товаров разрастаются с каждым днем.

С авторскими правами как обстоят дела? Есть мнение, что если электронную книгу выпустить, то ее скачают бесплатно, разместят на ресурсах и деньги автор не получит…

Главный вопрос у авторов при выпуске электронной книги – а вы не украдете? Вы мне правильно заплатите? А вдруг прочитают три человека, а вы заплатите за одного? Люди не понимают, что это невыгодно компании, это реноме компании – для нее это копейки. Зачем воровать – проще заплатить.

Вы тоже поймите: я вчера выпустил книгу, сегодня она уже находится в свободном доступе в Интернете, ее уже кто-то своровал и продает, если книга нормальная. Так лучше мне отдать ее тому, кто мне еще заплатит. У меня есть автор Аня Гончарова, сказки пишет. Так мы смотрим в Интернете уже вышла аудиокнига с ее сказками. Это ж взяли, начитали и уже продают. Я говорю: "Ань, что будем делать? В суд пойдем?". А она: "«Зачем? Пусть читают. Больше прочитают, больше узнают, больше бумажных книжек купят".

Книжные магазины. Что с ними происходит? Нужны ли они регионам и в какой поддержке государства нуждаются?

Книжные магазины нужны. В городах с населением менее 100 тысяч человек их вообще нет. Всего по стране работает менее тысячи книжных магазинов. В СССР их было более 10 тысяч. У нас на душу населения приходится в разы меньше проданных книг в год, чем в Европе. Большие книжные магазины существуют и хорошо работают, маленькие перебиваются с воды на хлеб, потому что аренда для книжных магазинов и аренда для продуктовых магазинов одна и та же.

Сейчас мы пытаемся пролонгировать закон о том, чтобы приравнять книжный магазин к местам социальной торговли, как аптеки и т.д., чтобы они платили льготную арендную плату. Пока не получается. Потому что чиновники сидят, а у них свои интересы. Несколько лет назад у нас была очень хорошая инициатива о том, чтобы открывать книжные магазины на льготных основаниях, то есть, с арендой ноль, в культурных местах федерального подчинения – в музеях, библиотеках, кинотеатрах. Зарубили. Антимонопольный комитет сказал, почему в этих местах бесплатно, а в других – за деньги – неравный доступ к контенту. Только сейчас получается, что доступа к этому контенту вообще нет.

Библиотекам, на самом деле, тоже не очень хочется продавать книги. Музею в этом плане даже проще. Библиотеки хотят, чтобы к ним приходили читать книги, а не в магазин. Конфликт интересов.

Как кризис ударил по книгоиздателям в регионах?

С приходом кризиса в регионах свернули губернаторские гранты. Раньше были комиссии, которые выдавали местным авторам, гранты на издание книжек по краеведению. Мы все понимаем, что продать местного автора очень непросто: его федеральные сети не берут, он им не интересен, и местные сети не берут, потому что их нет. Местные авторы не интересны даже библиотекам, потому что они работают по аукционам, и эти книжки не попадают в эти списки. Все. Из-за этого издание местных авторов сократилось.

Было объявлено, что кризис закончился, по нашей отрасли мы пока этого не видим. Только с этого года перестало падать количество выпущенных наименований, но продолжается падение по тиражам. Еще большее падение идет по тому, что книжек не только становится меньше, они еще становятся тоньше по количеству отпечатанных листов. Книга становится проще, тоньше, хуже. Издатели вынуждены экономить на редакторах, корректорах, чтобы книжку сделать более-менее бюджетной, чтобы ее купили. Книга в регионах стоит дешевле, чем в Москве в полтора раза. Средняя цена на книги в Ростове меньше 300 рублей. За эти деньги сделать хорошую книгу очень тяжело.

Какова себестоимость книги?

По-разному. Детская цветная книжка стоит уже очень дорого. В магазине она может стоить и 400, и 500, и 600 рублей. Родители начинают думать, купить эту книжку за 600 рублей или нет. Многие стараются сделать книжку потоньше, в мягкой обложке, как брошюра, чтобы выдержать цену, потому что родитель готов тратить 100 рублей на ребенка, а 600 уже не готов.

На что стоит обращать внимание при покупке книг? Является ли Нобелевская премия, например, ориентиром при выборе книги?

Для писателя премии очень важны, поскольку тиражи номинированных книг подскакивают в разы. В России в области современной художественной литературы показательным является федеральный конкурс "Большая книга". Как только человек становится лауреатом этого конкурса, его тиражи растут в пять раз, а может и больше. Может ранее о нем вообще никто не знал, а потом он становится популярным. Через премию прошли Захар Прилепин, Евгений Водолазкин. После этого их книги стали покупать. Плюс существует множество социальных сетей, где рассказывают о книгах, издательства готовы вкладывать в продвижение большие средства.

Можете прокомментировать премирование в прошлом году музыканта Боба Дилана на Нобелевскую премию по литературе? Является ли это показателем того, что современная литература находится в упадочном состоянии, или есть другие причины?

Я вообще не люблю обсуждать Нобелевскую премию, потому что считаю, что это во многом политика, а не независимое экспертное мнение. Мое мнение – это чуть-чуть пахнет нафталином. Их присуждают по конъюнктурным соображениям. У нас литература нормальная, у нас книги читают, обратите внимание, что наряду с электронной книгой в Америке и Европе не падают тиражи бумажных книг. Это о чем-то говорит.

Книг каких авторов могли бы порекомендовать к прочтению?

У каждого человека должно быть свое мнение, что ему почитать. Я не могу быть тем человеком, который дает рекомендации. Каждому свое. У меня нет любимых книг, я их столько прочитал и сделал, а сейчас их настолько сложно выпускать и продавать, что иногда я ненавижу это все. Я люблю читать книги про животных и путешествия. Стараюсь просматривать художественную литературу современных авторов, но не читаю, не потому что не хочу, где-то времени не хватает, а где-то лень. Я считаю, что у нас литература хорошая, хотя и графоманов тоже много, которые книги сами издают и потом требуют взять их в магазины, требуют премий и пенсий.

Вы читаете книги?
Survey
Да
Нет
Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter