Почему ростовский писатель не смог публиковаться на родине и стал популярным в США
Интервью

Почему ростовский писатель не смог публиковаться на родине и стал популярным в США

26 декабря 2019, 11:50Photo: Максим Макчер / poembook.ruМаксим Макчер
Житель Ростова уже несколько лет успешно публикуется за рубежом, в России его произведения не берет ни одно издательство.

В Германии, Великобритании и США щедро платят писателю из Ростова за его стихи и рассказы, в то время, как на его родине ни один издатель не прочитал его творения. Почему начинающим писателям в России сложно, с какими трудностями сталкиваются они, чтобы «пробиться» к издателю и что надо делать, чтобы быть успешным литератором за границей, на эти вопросы ответил RostovGazeta писатель Максим Макчер [псевдоним].

Максиму 44 года, у него трое детей и средне-техническое образование. У Макчера в Ростове свой строительный бизнес. Желание писать рассказы у него появилось восемь лет назад, после двух войн и посттравматического синдрома. Писательство избавило его от нервных срывов. Однако издавать свои тексты в России у Макчера не получается: издатель его не видит. Странно, что за рубежом книги ростовчанина пользуются успехом, там и платят ему в разы больше, но покидать родину Максим не торопится: «дети должны быть русскими», считает он.

Семья Максима Макчера
Photo:Максим Макчерpoembook.ru

— Когда вы начали писательством заниматься и почему у вас не получается публиковаться у себя на родине, в России?

— Восемь лет назад я впервые начал писать. Началось все со стихов случайно. Я люблю математику и зашел разговор о том, что стихи это математическая формула. Начал изучать этот вопрос, и у меня начало «само» писаться. Дальше я начал предлагать свои формулы стихосложения и подгонять под них ритмы. Я пишу рассказы в фантазийной форме.

Ситуация у нас в России такая, что отсылая в издательство текст или рукопись, ты не получаешь гарантии, что их даже прочитают. Насколько я знаю, общаясь с разными знакомыми писателями, рукописи распределяют по разным папочкам и читают исключительно прорекламированных авторов. То есть, издатель в России читает исключительно известных авторов, которые имеют знакомства в «нужных кругах». У редакторов нет возможности прочитать все рукописи, которые ему присылают, поэтому очень трудно попасть в «клубные» редакции.

Photo:Медиахолдинг1Mi

Системы оплаты у нас очень низкие особенно для начинающих писателей. За границей проще — там есть литературные агенты, занимающиеся непосредственно поиском издательств, которые могут быть заинтересованы в новых авторах. Именно агенты там «пристраивают» тексты, договариваются о стоимости и так далее.

— В чем главные отличия между «нашими» и «их» издателями?

— Я открыл в интернете в качестве рекламных целей несколько страниц на популярных литературных порталах, где я что-то публикую и общаюсь с литераторами. Один из крупных издателей недавно благодаря моему известному другу-писателю предложил мне попробовать издать книгу. Но условия, которые мне предлагают, не устраивают меня категорически. В России тебя издают и определяют в рамках тиража. Что это значит: для начала, на пробу могут выпустить книгу на 1000 экземпляров, на которую полгода сил было потрачено. С этой книги, в лучшем случае, ты, как автор, получишь 70-100 тысяч рублей. Это для начинающих писателей. Условия обговариваются, но получить 5-6 тысяч евро за такую же книгу у нас практически нереально. «Там» [за рубежом] бывает и больше платят. Начинал я, конечно же, бесплатно. Первые два года бесплатно отправлял тексты, мой агент литературный — друг детства, который живет в Германии, занимался корректурой, редактурой, после чего пристраивал, продавал мои тексты. За рубежом бесплатные выставки организуют часто, журналов русскоязычных много, которые читают русские. Спустя какое-то время мне предложили поступить в Международную гильдию писателей Лондона. Там другие расценки. Конечно, все индивидуально, но цены варьируются: рассказ, состоящий из двух тысяч слов, будет стоить порядка 200 долларов. Все зависит от тематики и востребованности автора. Книга дороже стоит «там» — ценник начинается от трех тысяч долларов и дальше от продаж зависит.

Максим Макчер
Photo:Максим Макчерpoembook.ru

— Почему так сложно писателям в России?

— В России существует такой вид «творчества», как «сетевые писатели». Они «вываливают» кучу мусора в интернет, всего и везде. Издатель, даже если и захочет прочитать что-то стоящее и достойное, он не найдет среди этого мусора хорошего автора. Ведь не бывает, чтобы писатель взял и сразу написал все идеально. Ты выдаешь черновик, нужно его превратить в произведение, нужно плотно работать с корректором и редактором. В России нужно иметь финансовое благополучие, чтоб оплачивать это все, или иметь нужные знакомства. Как я не пытался выйти на кого-то, даже не получал никаких ответов. Я отправлял по списку во все крупные издательства свои рассказы и стихи. Но ни одного ответа даже не получил. Можно было бы ответить, что не будут публиковать, или причины назвали бы, почему не стоит такое издавать. Может я переоцениваю свои таланты, может я и один из рядовых графоманов, но, тем не менее, я был бы благодарен, чтобы мне указали на мое «графоманство», но они только отмалчиваются. А за границей регулярно берут и печатают, значит, есть востребованность все-таки?

— Авторские права в России и «там», в чем отличие?

— Исправно перечисляют деньги по договору, но авторские права на все мои материалы за рубежом на три года переходят моему агенту.

Photo:yanalyafreepik.com

Обычно «там» заключается на три года литературный контракт. Передаешь авторские права — это значит, что если еще где-то печатается этот же текст, то деньги уже достаются агенту. Все зависит от того, на каком основании я передаю текст. Условия я выбираю сам обычно, выбираю разовый контракт, так как не считаю, что написал бестселлеры, которые будут приносить миллионы долларов. Пока они все [бестселлеры] лежат в тумбочке. А в России все иначе. После первой публикации все оказывается в интернете, везде и всюду. Причем, без ведома автора. Поэтому и маленькие гонорары у наших писателей. А если все бесплатно есть в Сети, зачем покупать книгу.

— Почему вы выбрали именно фантастический жанр для своих рассказов?

— Я пишу фантазийные книги с метафизическим уклоном. Не фантазии в прямом значении этого слова, а то, что в нашей реальности с вами происходит. В моей жизни много событий было, разными вещами занимался, воевал в Приднестровье от казачьих войск 1992 году, в Чечне 1994 году. Ранен был, контужен, периодически происходили нервные срывы, лежал в «психлечебнице». Врачи говорили, что это связано с посттравматическим синдромом и контузией. Повышенное возбуждение и агрессия лечилась лекарствами, витаминами и отсутствием внешнего раздражителя среди общества. Лежал в «психушке» несколько раз, это было перед тем, как начал писать. Писательство помогло, с тех пор не было нервных срывов.

Максим Макчер
Photo:Максим Макчерpoembook.ru

— Сколько вы заработали на писательстве?

— Все вместе около двух миллионов рублей. Но это за последние два года. Я выпустил примерно двести рассказов и стихов, я ведь пишу по желанию, по настроению. Сейчас пишу трилогию. В России за все эти мои тексты, в лучшем случае, мне бы заплатили смешные деньги, может, около 100-150 тысяч рублей.

— Кто вас вдохновляет из авторов?

— Никто из писателей не вдохновляет меня. Я считаю, что нельзя черпать вдохновение от чужих произведений. Нужен собственный опыт и эмоциональные переживания, тогда и получается стоящий текст. В силу своей педантичности я вижу только недостатки. Пушкин — не в счет. Он — классика, это основополагающий краеугольный камень, но вдохновляться, писать как он — не стоит и пытаться. Вторым Пушкиным ведь не стать все равно.

Photo:flickr.com

— Не было у вас желания покинуть Россию? Уехать навсегда жить за границей?

— Мне дважды предлагали грин-карту в США, присылали с предложением поменять место жительства. Хотели заключить со мной долгосрочный и выгодный для меня контракт. Но нет, желания покинуть Россию у меня нет. Я хочу, чтобы мои дети и внуки были русскими. То, что меня здесь не печатают — для меня это не главное. Сейчас такое время, что если я захочу, я сам себя могу напечатать.

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter