Posted 6 июня, 18:43

Published 6 июня, 18:43

Modified 6 июня, 18:46

Updated 6 июня, 18:46

«Ничего, поживем!»: донской писатель Николай Егоров

«Ничего, поживем!»: донской писатель Николай Егоров

6 июня 2024, 18:43
Фото: wikimedia.org
«Ничего, поживем!»: донской писатель Николай Егоров

Краевед рассказал о жизни известного ростовского писателя Николая Егорова

Жизнь подарила мне немало удивительно интересных встреч с очень яркими и талантливыми людьми. К таким незаурядным людям я отношу известного донского писателя и поэта Николая Матвеевича Егорова (1923−2018), которого еще при жизни называли классиком.

Мне посчастливилось более двадцати лет общаться с ним, бывать у него в гостях и даже творчески сотрудничать.

Егоров был лауреатом многих литературных премий, награжден многими медалями и орденами, в том числе орденом Отечественной войны I степени.

Надо сказать, что Николай Матвеевич родился не в Ростове. Он появился на свет в 1923 году в городе Грозном. Когда Николай окончил девятый класс грозненской школы, началась Великая Отечественная война. После обучения в военном училище Егоров участвовал в боевых действиях.

Литературные способности у Николая Матвеевича проснулись с ранних лет. Если обратиться к биографии писателя, то мы узнаем, что с 1946 по 1956 годы он работал литсотрудником, заведующим отделом, ответственным секретарем газеты «Грозненский рабочий». Завершив среднее образование в вечерней школе, он поступил учиться на факультет журналистики МГУ. Потом он окончил Высшую партийную школу при ЦК КПСС (отделение журналистики).

В 1955 году Егоров опубликовал в Грозненском книжном издательстве очерк «Первая осень». Это был его дебют. Затем издавались его книги стихов «После дождя», «Мы остаемся молодыми».

С 1957 года жизнь Николая Матвеевича была неразрывно связана с Ростовом, который он любил всем сердцем. В Ростове-на-Дону Егоров работал ответственным секретарем некогда прославленного журнала «Дон», был главным редактором Областного комитета по телевидению и радиовещанию. Николай Матвеевич преподавал журналистику и литературу в Ростовской Высшей партийной школе, затем в Северо-Кавказской академии государственной службы.

Николай Матвеевич был принят в Союз писателей СССР, а затем в 1991 году в Союз российских писателей, ростовским отделением которого руководил долгие годы.

Егоров всегда вел активную общественную жизнь, был тонким ценителем живописи, написал немало очерков об известных донских художниках. Живописцы настолько ценили его как искусствоведа, что даже приняли в Союз художников России.

А еще Николай Матвеевич был хорошо известен как поэт-переводчик. Он переводил многих поэтов на русский язык. Особо ценил переводы Егорова армянский поэт Людвиг Дурян, на стихи которого, кстати, было написано немало популярных песен.

Знаю, что Людвиг Дурян и Егоров дружили. Кстати, Егоров перевел поэму Дуряна «Он спускается с Солнца». В этой поэме рассказывается о подвиге Сергея Оганова.

Напомню, что лейтенант Сергей Андреевич Оганов (Сергей Мамбреевич Оганян) со своей батареей в ноябре 1941 года под Ростовом, у села Большие Салы, уничтожил несколько десятков фашистских танков. В этом бою пали смертью храбрых все бойцы-артиллеристы. За этот подвиг Оганову было посмертно присвоено звание Героя Советского Союза.

Николая Матвеевича Егорова высоко ценили не только в Ростове и в Армении, но и в Чечне. Более того, в 2013 году ему было присвоено звание «Почетный гражданин города Грозного».

Николай Матвеевич был большим ценителем живописи. Так вот, он подарил городу Грозному коллекцию современного искусства − картины, скульптуры, которые собирал много лет, а также свою библиотеку по искусствоведению.

Знаю, что чеченцы считают Николая Матвеевича своим писателем. В литературном музее города Грозного среди классиков чеченской литературы висит и фотография донского писателя Николая Матвеевича Егорова.

Но и в Армении Егорова считают своим писателем. Как-то Николая Матвеевича пригласили в Армению, в Ванадзор, откуда родом его мама, на открытие дома культуры. Там ему местные жители сказали: «У нас и военачальники свои были, и ученые, и крупные руководители, а писателя не было. Так что вы будете нашим писателем!»

Не могу не отметить, что Николай Матвеевич был настоящим интернационалистом, считал себя русским писателем с армянскими корнями.

Всегда с ностальгией вспоминаю свои встречи с Егоровым, его отеческую заботу обо мне. В моей библиотеке хранятся его небольшие брошюры, которые он мне как-то подарил при встрече в 2013 году. Это поэтический сборник «Трава на бруствере» и небольшая книжка рассказов «Листопад».

Мне дороги эти книги и автограф Николая Матвеевича: «Жорику Багдыкову, истинно талантливому − с верой в него и его будущее. Н. Егоров. 28.01.13».

В книжечке «Листопад» есть небольшой, но очень светлый и добрый рассказ, который называется «Ничего, поживем!». Этот рассказ меня очень тронул.

Егоров описывает, как в конце дня, возвращаясь домой, завернул на рынок, чтобы купить зелени к столу.

«Было тепло, накрапывал мелкий дождик, но торговле это не мешало, и скоро я, как говорится, отоварился от души и пошел к выходу из овощных рядов. И тут же был остановлен двумя молодыми женщинами. Восточного типа лица их были схожи и милы, только одно − помоложе, другое − постарше. Платки и свободные платья из какой-то недорогой ткани укутывали их, а все равно угадывалось, как стройны и гибки женщины. У их ног стояла плетеная корзина с лимонами. На смуглых ладошках с растопыренными пальцами красиво желтели заманчивые плоды».

Далее автор описывает, как женщины предложили купить у них лимоны. Николаю Матвеевичу понравились лимоны одной из женщин. Он купил их. И вдруг женщина запела.

«Слова я, конечно, не понимал, но песня все равно заворожила меня.

− О чем вы поете? − спросил я.

− Я пою о том, что у вас брови, как у азербайджанца, и глаза черные…

− Но я не азербайджанец. Армянин я…

− Ничего, поживем! − промолвила она и снова запела.

Неведомо мне, что она хотела сказать этим «ничего, поживем!». Может «ничего, уживемся!», может, «ничего, выживем!», может, «ничего, переживем все, что стряслось!». Не знаю. Но все равно, судя по ее голосу, по взгляду весело посверкивающих глаз, и когда она пела, и когда говорила, была эта молодая женщина полна искреннего дружелюбия».

Николай Матвеевич потом много думал о происшедшем. И вот как интересно и поучительно он заканчивает свой рассказ:

«Запало в память и душу, что молодая азербайджанка с желтыми лимонами на смуглой ладошке допела свою песню, допела мягко, с искренним выражением доброты в глазах, даже узнав, что я не азербайджанец, а армянин».

По-моему, сильно. Этот рассказ заставляет о многом задуматься. Он словно завещание выдающегося писателя всем нам, ныне живущим. Ведь нет ничего ценнее человеческой жизни и нормальных отношений между людьми.

Николай Матвеевич Егоров ушел из жизни 8 апреля 2018 года, немного не дожив до главного праздника своей жизни, до Дня Победы.

Уверен, что именем этого писателя-фронтовика должна быть названа улица в Ростове, а на доме, где он жил, появиться мемориальная доска.

Георгий Багдыков