Болезнь жертвы: почему «травят» детей в ростовских школах
Аналитика

Болезнь жертвы: почему «травят» детей в ростовских школах

5 февраля , 12:13Фото: freepik.com
По данным опросов, почти 100% школьников сталкиваются с буллингом. Однако в Ростовской области не привыкли публично говорить о детских проблемах, которые могут довести до суицида. В одних случаях родители пострадавшего ребенка пытаются замять конфликт.

В других - учителя делают все возможное, чтобы он не вышел за пределы школы. А обращение в контролирующие органы не приносит должного результата. Почему возникает буллинг и как с ним бороться, разбирался корреспондент RostovGazeta.

Как выявить

Словом «буллинг» сегодня называют травлю, запугивание и третирование ученика.

В начале 2020 года в Ростове зарегистрировано два случая суицида среди школьников. В прошлом году их было четыре. В 2019 году в школах города был выявлен 1181 ученик, который находился в трудной жизненной ситуации. У 21-го школьника специалисты нашли суицидальные намерения.

Фото:pixabay.com

- Классные руководители должны обратить внимание на воспитание детей и создание психологического комфорта класса. Также учителям надо мониторить социальные сети учеников, следить за их публикациями, чтобы своевременно выявить депрессию у подростка и вовремя ее предотвратить, - советовала заместитель главы администрации города по социальным вопросам Елена Кожухова.

Тихий бойкот

Только за последние две недели января 2021 года в Ростове было выявлено два случая буллинга, в разных ростовских школах. Первый, нашумевший — в школе № 107, где, по словам матери ученика Елены Ореховой, ее сын подвергался агрессивному буллингу. Очередной случай травли ребенка был обнаружен 26 января, но рассказать детали инцидента собеседник, не пожелавший назвать свое имя, отказался. Он пояснил, что на такие случаи в школу выезжает комиссия ростовского центра социальных услуг и профилактики насилия, но все эти случаи тщательно скрываются.

Школа № 107
Фото:school107.roovr.ru

В то же время психологи отмечают, что буллинг в Ростове происходит систематически. В большинстве случаев, в процессе работы выясняется, что проблема кроется не в психологических особенностях ребенка, а в ситуации, в которую он оказался вовлечен.

«Ко мне обратилась девочка 16-лет с высоким суицидальным риском. У нее депрессия, она подавлена и разочарована в жизни. Оказалось, что с ней перестали общаться одноклассники. Ее бойкотируют. Это форма тихого буллинга, которая сложна в выявлении. Она незаметна для окружающих взрослых и тяжела для ребенка», - отмечает психолог Ксения Куканова.

Именно этот случай выявили случайно. Родители увидели сообщение, которое дочь написала подруге о том, что думает о суициде.

Фото:pexels.com

«Оказалось, что бойкот продолжался несколько месяцев. Его причиной стало недопонимание с двумя одноклассницами, которые привыкли к тому, что школьница-подружка всегда шла у них на поводу. А однажды она высказала собственное мнение, которое пошло в разрез. Одноклассницы остались недовольны, прекратили общение с ней, и всему классу преподнесли ситуацию совсем в другом свете. Да так, что весь класс прекратил с ней общаться, - рассказывает психолог. - Мы провели беседу в классе. Выяснили, что все учащиеся уже и сами не рады сложившемуся бойкоту, но дело зашло слишком далеко, настолько, что уже сами одноклассники не могли повернуть ситуацию назад».

В итоге, девочке пришлось поменять школу.

Жертвы разные, школы одни

Психологи предупреждают: жертвой агрессора в классе может оказаться кто угодно. В их практике не замечено определенных типажей «жертвы», все они — кардинально разные. Зато замечен интересный факт: многие дети, столкнувшиеся с буллингом, в большинстве случаев учатся в одних и тех же ростовских школах. Такое совпадение эксперты объясняют соответствующей атмосферой, сложившейся в этих образовательных учреждениях. По их словам, это школы, лицеи и гимназии с высокими требованиями, как к образовательному процессу, так и к семье ребенка.

«Требовательная обстановка к знаниям приводит к определенному поведению. У детей возникает большое напряжение, - объясняет Ксения Куканова. - Часто и учителя, в стремлении мотивировать, не сдержанно высказываются об оценках или поведении школьника. А пример взрослых приводит к тому, что дети начинают считать нормальным такое поведение — критиковать, задирать друг друга, принижать одноклассника для того, чтобы самоутвердиться».

В одной из таких «элитных» школ довелось учиться Яне (имя ребенка изменено). Девочка в 13 лет столкнулась с ситуацией агрессивного буллинга, правда, со стороны учителей, психолога и руководства школы.

Фото:bublikhausfreepik.com

«Яна из неблагополучной семьи. Мать не уделяла ей никакого внимания, избивала за любую провинность. По суду девочка стала жить с отцом, а детям из неблагополучных семей, тяжело приходится в школе. Учителя любыми путями пытаются избавиться от них», - рассказывает бабушка Яны Татьяна, пенсионерка, которая всю трудовую жизнь проработала в средней общеобразовательной школе.

Заметая следы

Она добавляет, что учителя при каждом удобном случае унижали девочку, выставляли ее в нелицеприятном свете, и вовлекая в обсуждение весь класс.

Апогеем происходящей агрессии стал инцидент, когда в присутствии всего класса учительница схватила Яну за руку и поставила силой перед собой на колени, требуя публичного извинения.

«Одноклассники сняли инцидент на телефон. Они все до единого приняли сторону Яны. В ужас пришли и их родители, когда дети дома показали им это видео», - рассказывает Татьяна.

Фото:pexels.com

Родительский комитет тоже встал на защиту девочки от агрессора-учительницы, которая, по словам бабушки Яны, вместе со школьным психологом, «скорее всего, выполняла требование директора».

«Но и у родительского комитета противостоять травле Яны не получилось. Ведь каждый родитель боится за судьбу своего ребенка, который может точно также оказаться на месте Яны. Родителям быстро пресекли все попытки пожаловаться куда следует, вынудили стереть видео с телефонов детей. А позже ситуацию переиграли. Пытались их уговорить подать заявление в полицию на Яну, которая перед тем, как учительница поставила ее на колени, якобы ударила учительницу. Но таких добровольцев, взять на себя смелость оболгать Яну, среди родителей не нашлось», - вспоминает Татьяна.

Цель педагогического коллектива школы была ясна: вынудить девочку из неполноценной семьи перейти в другую школу ради того, чтобы она не портила статистические показатели.

Педагогический сговор

«В ростовских школах сейчас настоящая мафия. Школьный психолог, классный руководитель, учителя делают только то, что им приказывает директор. А директора любыми путями избавляются от детей из неблагополучных семей. Когда мы перевели Яну в другую школу, новый директор тут же навела справки о ней. В результате классная руководительница меня сразу предупредила: «Все, кто был мне не угоден — ушли из этой школы. И вы тоже уйдете», - передает слова учителя Татьяна. - Оглядываясь назад я понимаю, что была не права. Надо было тщательно готовиться к встрече с учителями и руководством школы. Каждое их высказывание записывать на телефон, чтобы потом, при обращении в контролирующие органы иметь на руках хоть какие-то доказательства, а не только свой рассказ и разрушенную психику ребенка».

Фото:Медиахолдинг1Mi

Бабушка Яны уверена: в погоне за хорошими показателями, современные школы не занимаются воспитанием детей, а просто избавляются от них.

Учителя школ, в которых Яна столкнулась с агрессивным буллингом со стороны педагогического коллектива, даже на условии анонимности отказались комментировать школьный буллинг.

«Все комментарии дает директор», - сообщили они.

А телефон директора, по странному стечению обстоятельств, не отвечал.

Опрошенный корреспондентом RostovGazeta учитель из другой школы пояснил, что «неблагополучные дети, в большинстве случаев, плохо учатся, и, тем самым, портят статистику качества образования. Да и их родители крайне неохотно сдают деньги на различные школьные мероприятия. Поэтому школы не заинтересованы в том, чтобы у них учились такие «сложные» дети».

Стандартные приемы

«Нам известны случаи, когда сами учителя провоцируют возникновение буллинга. Делают они это специально, стремясь убрать неугодного ребенка из коллектива», - соглашается Ксения Куканова.

По рекомендации психологов, если родители столкнулись с травлей ребенка в школе, то для начала следует написать заявление на имя директора школы. Если и директор вовлечен в происходящее, то обратиться с письменным заявлением в контролирующие органы. Одновременно, для проведения разъяснительной беседы, можно пригласить на школьное мероприятие класса представителей правоохранительных органов.

Фото:Медиахолдинг1Mi

«У нас сейчас для школы никаких санкций не предусмотрено. Но излишнее внимание, например, появление комиссии, тоже никому не нужно. Поэтому любое пренебрежение к ребенку родители должны вовремя замечать и реагировать на него», - отмечает психолог Елена Золотилова.

Психологи приводят в пример опыт школ в Европейских странах, где специалисты постоянно мониторят уровень групповой сплоченности в школах, наблюдают за поведением детей, измеряют степень напряженности для того, чтобы вовремя реагировать на ситуации буллинга.

По всем фронтам

По предупреждению буллинга в донских школах правоохранительные органы регулярно ведут профилактические мероприятия. По каждому факту правонарушения выявляются обстоятельства, которые приводят к травле ученика. Устанавливается причастность других лиц к совершению правонарушений. Только за 2020 год с учащимися школ области проведено более 5 тыс. лекций, 652 Дня «большой профилактики», 512 заседаний педагогических советов, принято участие в более 650 родительских собраний. За 2020 год сотрудники полиции рассмотрели 144 заявления и сообщения о происшествиях криминального характера в образовательных учреждениях, из которых факты буллинга в отношении детей подтверждены в 3-х случаях.

«В образовательных организациях, где выявлены случаи, разработаны программы по профилактике и предотвращению буллинга несовершеннолетних. С учащимися проводятся тестирования, тренинги и беседы, - сообщает RostovGazeta заместитель начальника управления участковых уполномоченных полиции и подразделений по делам несовершеннолетних ГУ МВД России по РО, полковник полиции Виталий Иванов. - В результате совместной индивидуально-профилактической работы сотрудников органов внутренних дел и педагогического коллектива, подростки, из числа участников буллинга, осознали свое некорректное поведение. Принесли друг другу извинения и примирились».

Он подчеркивает, что несмотря на профилактику в школах, у сотрудников органов внутренних дел возникают определенные сложности при работе с родителями или законными представителями.

«Некоторые из них не всегда понимают важность таких мероприятий. И, зачастую, отказываются от прохождения диагностики или от сопровождения несовершеннолетних психологом. Многие родители не обращают внимание на изменения в поведении ребенка, а хуже всего, что не желают придавать ситуацию огласке», - поясняет Виталий Иванов.

На еженедельных совещаниях с руководителями районных отделов образования обсуждается тема профилактики конфликтных ситуаций между учениками.

«Обсуждаются и способы их своевременного выявления, урегулирования, а также вопросы обеспечения безопасности и комфортного пребывания детей в образовательных школах», - подчеркивает начальник управления образования Ростова Виктория Чернышева.

Однако психологи уверенны: этого мало. Бороться с буллингом необходимо по всем фронтам, более масштабно и публично, привлекая к школьным проблемам СМИ.

«Случаи, когда ситуации буллинга порождают у ребенка суицидальный риск в Ростове не редки. В среднем, за год, у меня бывает порядка 15-20 таких детей и подростков. И это только те, которых выявляют. А сколько не выявлено? Ведь на практике, учителя школ очень часто выдают буллинг за обычный конфликт, не считая нужным даже разбираться в нем», - резюмирует Ксения Куканова.

Сюжеты:
Эксклюзив
Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter