«Оскорбления и жизнь в хостеле»: эмигранты из Ростова не смогли прижиться за границей

10 ноября 12:07
Фото: freepik.com

Эмигранты из Ростова пожаловались на оскорбления и безработицу за границей

Оскорбления, безработица и жизнь в хостеле: о том, что еще приходится переживать новой волне русской эмиграции, которая формировалась в феврале 2022 года после начала спецоперации корреспонденту RostovGazeta рассказали покинувшие Родину ростовчане.

В одиночку не ходить

Путь ростовчанина Максима Торонцова до Тбилиси занял три дня. Два из них он провел в пробке на российско-грузинской границе.

«Я переехал больше из-за работы, чем из-за политики. Я программист и мне для работы нужны некоторые сервисы, которые после начала СВО у нас просто заблокировали. Я пиратками пользоваться не могу, так как делаю проекты для серьезных заказчиков», - объясняет причину своего переезда IT-специалист.

 

Раньше Максим жил в Ростове и работал в одной из таганрогских IT-компаний.

Грузию, как рассказывает эмигрант, он выбрал из-за того, что уже путешествовал по этой стране раньше. В Тбилиси живут знакомые Максима Торонцова. Они, по его словам, сразу предупредили, что россиянам лучше не ходить по столице вечером в одиночку и не обращаться к грузинам на русском языке.

«Я тут живу уже больше полугода и какое-то негативное отношение к себе заметил только на прошлой неделе. Это была пассивная агрессия от стаканчика с кофе. Смешно и тупо, на нем была наклейка с какой-то надписью, точно уже не помню, но посыл такой, что лучше пить кофе в безмятежной Грузии, чем смотреть на войну из окна. Кофе там кстати был мерзкий, купил пачку нормального в магазине и варю себе дома», – рассказывает эмигрант.

Однако самым неприятным, как считает Максим Торонцов, был процесс аренды квартиры. Он решил искать жилье «по месту», потому что найти подходящую квартиру находясь в другой стране, по словам эмигранта, трудно.

Дом в Тбилиси
Фото: Mostafameraji/CCBY SA 3.0 / wikimedia.org

«Я молчу о ценах, которые, во-первых, выше, чем в Москве или Питере: от 400 до 2500 тысяч долларов. Во-вторых, они увеличиваются еще на треть, когда собственник видит, что ты не грузин. И даже если деньги есть, можно остаться ни с чем. Почти никто не хочет заключать договор с теми, у кого российские паспорта. Мне знакомые помогли найти арендодателя, который готов сдавать без договора», - говорит эмигрант.

В Ростове у Максима остались родители и брат. Программист помогает семье деньгами, но возвращаться домой не планирует.

 

«Я очень хотел отметить вместе с ними Новый год. Только Грузия закрыла границы и я понимаю, что потом просто не смогу вернуться к работе. Так что в этом году я один», - жалуется Максим.

Жизнь в хостеле

Ростовчанка Марина Ш. построила успешный бизнес в бьюти-сфере. Свои ногти и ресницы ей доверяли десятки девушек. Однако в феврале Марина решила бросить все и уехать в Армению.

«Я работала сама на себя, жила одна в съемной квартире. Меня тут особо ничего не держало и я собрала вещи за два дня, купила билет в эконом прямо в аэропорту», - вспоминает эмигрантка.

Переехать в другую страну, как рассказывает Марина, она решила из-за того, знакомые настращали девушку возможным негативным развитием политической ситуации в стране. Марина решила, что за пределами России ей будет, мол, безопаснее.

 

Девушки с маникюром
Фото: Leandro Chemalle/CC BY SA 2.0 / wikimedia.org

«Для Армении не нужен загран, которого у меня на тот момент не было. Тут многие знают русский. Только наши карты не принимают. Я еще не сделала местную, приходится пользоваться наличкой», – пожаловалась эмигрировавшая ростовчанка.

По словам Марины, ей больше месяца не удавалось найти работу из-за того, что иностранным гражданам рабочие места достаются в последнюю очередь.

«Меня везде вежливо посылали, мол, ты хорошая, но у тебя не армянское гражданство, будут проблемы. Либо соглашались, но зарплату называли смешную, на эти деньги и неделю не прожить, не то, что еще как-то квартиру снять», - рассказывает Марина.

Первое время, по словам ростовчанки, она жила в хостеле. Марина рассказывает, что вместе с ней там жили эмигранты из Таджикистана, Узбекистана и еще несколько человек из России. Только спустя полтора месяца ей удалось найти однокомнатную квартиру.

«Однушка в Ереване мне обходится в два раза дороже, чем в Ростове. Если назвать цену в рублях, то это около 40 тысяч», - жалуется эмигрантка.

 

Чтобы оплачивать жизнь в армянской столице Марина подрабатывала официанткой и уборщицей в салоне красоты.

«Больше никуда не брали. Сейчас я все-таки раскрутила свой профиль на армянских клиенток и вернулась к маникюру и наращиванию ресниц, снимаю кабинет», - поделилась эмигрантка.

Однако некоторые клиентки, по ее словам, выражают открытое презрение к работе русскоязычной мастерицы.

«Были случаи, когда я сделала работу, а клиентка говорила, что переведет оплату на карту и просто уходила. Именно такие почему-то всегда пытаются вывести на разговор о том, что происходит между Россией и Украиной», - рассказывает Марина.

 

 

Эмигрантка из Ростова поделилась с корреспондентом RostovGazeta, что считает себя релоканткой.

«У меня нет политических «за» и «против». Я просто хочу жить вдалеке от того, что может угрожать моей жизни. Хотя, не могу сказать, что в Армении я приживусь когда-нибудь», - говорит Марина.

По ее словам, в чужой стране она не стала ощущать себя в безопасности. В Ростове остались все друзья и родные, в Армении у Марины нет близких знакомых. К тому же на родине была более стабильная работа и клиентская база.

«У армян все по рекомендации. Мне просто повезло, что сейчас у меня есть 7-10 постоянных клиенток. Хотя их хватает только на закупку материалов и аренду кабинета, потому что цены в 1,5 раза выше, чем у нас. А я работаю с чеком, ниже среднего по Армении, чтобы не спугнуть клиентов», - рассказала эмигрантка.

 

Учительница
Фото: 1MI

«Своим» в эмиграции не стать

Анна Иванова (фамилия героини изменена по ее просьбе) переехала в Грецию через 2 месяца после того, как началась специальная военная операция. Как отмечает эмигрантка, о переезде она думала уже давно, как о возвращении на этническую родину.

«Шесть лет до этого я учила греческий, готовила документы. Мой дедушка – грек, я много раз была в этой стране. В апреле я переехала в Арахову, это маленький город рядом с Дельфами», - рассказала Анна.

Как рассказала собеседница RostovGazeta, сразу после приезда она столкнулась с трудностями в поиске жилья и работы. Уже пол года девушка живет у своих родственников.

«С работой сложнее, ее самим грекам не хватает. И несмотря на то, что тут большая русская диаспора, больше 300 тысяч человек, нам с работой никто не помогает. Тут система такая, что все стараются пристроить своих родных, друзей. А мы просто иностранцы», - жалуется Анна.

 

До переезда и несколько месяцев после него Анна работала преподавателем английского языка в онлайн школе. Однако в июле эмигрантку уволили. Как признается Анна, для нее это было полной неожиданностью.

«Я срочно стала искать работу в Арахове. Гражданства на тот момент у меня не было и до сих пор нет, поэтому выбирать не приходится. Меня согласились взять на должность официантки неофициально и уже 5 месяцев я так работаю. Зарплата небольшая, летом хотя бы был приличный чай из-за туристов. Хватает на продукты, интернет и все. Если бы я не с родными жила, то не знаю, чтобы со мной было», - вспоминает эмигрировавшая в Грецию ростовчанка.

О возвращении домой, как поделилась девушка, она пока не думает.

«Я точно знаю, что сейчас вернуться не могу, у меня не осталось там квартиры и работы. Тут я себя тоже абсолютно комфортно не чувствую, потому что власти с документами работают тяп-ляп, все теряется и только из-за каких-то мелочей, которые выясняются в последний момент у меня еще нет гражданства. А греки относятся к нам как к туристам и завышают цены», - рассказала Анна.

Труднее всего в эмиграции, считает Анна, быть уверенной в завтрашнем дне. Ведь без гражданства выдворить из другой страны могут в два счета, а возвращаться уже некуда.