Вредно переписывать ПДД каждые три месяца - эксперт

Вредно переписывать ПДД каждые три месяца - эксперт
Интервью

28 апреля 2017, 12:49
Диана Юндина
Фото: Михаил Ингерлейб / vk.com/sensey_613
С приходом теплой погоды на дороги вернулись шныряющие между потоками машин мотоциклисты. О взаимоотношениях байкеров с автомобилистами и пешеходами, женщинах-мотоциклистах и недопонимании с властями рассказал в интервью RostovGazeta учредитель и секретарь-офицер мотоклуба Fire Motors МС Михаил Ингерлейб.

Как долго вы за рулем?

Долго. На мотоцикле я чуть-чуть ездил в юности. У меня не было много времени на развлечения, я немного водил мопед и мотоцикл без прав. На мотоцикл всерьез сел уже лет в сорок, это был сознательный выбор.

Общественный транспорт, машины и мотоциклы – это совершенно разные типы взаимоотношения с пространством, разные типы психологической свободы. Автомобиль изолирует от дороги, а мотоцикл заставляет дорогу чувствовать лицом, грудью, руками.

Как появился клуб Fire Motors МС?

У нас была группа единомышленников, которые решили, что нам удобнее существовать как цельному коллективу 10 лет назад. Мы отмечаем десятилетие Fire Motors МС в апреле.

Кто может стать членом мотоклуба?

Любой мужчина старше восемнадцати лет, имеющий права на управление мотоциклом и обладающий мотоциклом. Это традиционная форма, женщины не могут быть членами клуба. Хотя традиции сейчас нарушаются. В Москве появился женский МС (Motorcycles Club) клуб. У меня сам факт появления женского МС клуба в голове не укладывается.

Что бы вы посоветовали новичкам, которые только садятся за руль?

Я вышел из того возраста, когда хочется учить чему-то начинающих. Если человек садится на мотоцикл, то он это делает на свой страх и риск.

Я постоянно говорю фразу своим молодым одноклубникам: "Я выезжаю на дорогу как летчик-истребитель. Со знанием, что каждый хочет меня сбить".

Насколько опасно водить мотоцикл?

Основная проблема на дорогах – человеческий фактор. Есть люди, которые водят нагло и не понимают, что творится вокруг. Есть люди, которые собирают неприятности. Что им советовать? Поезжай на такси, будет безопаснее.

В Ростове существует служба "Мотохелп", есть несколько групп в "Вотсапе", "Телеграмме", в "Вконтакте" и смс-рассылок, которые реагируют на те или иные несчастные случаи с членами сообщества. Но чаще всего такие случаи случаются с теми мотоциклистами, которые каждый год новые. И они не знают этих адресов и телефонов.

У вас были аварии?

Виновником ДТП я не был.

Стандарт движения клуба – колонна. Колонна – это оркестр. И в процессе выстраивания колонны меня били. Был момент, когда вытолкнули под встречный транспорт во время мотопробега в 2013-м. Хорошо, что я не бросил газ, успел проскочить перед проезжающими машинами.

Насколько опасны мотоциклисты для пешеходов?

Не замечали, что западная городская мода использует так много светоотражающих элементов, ярких цветов? Это просто техника безопасности. Человека со светоотражающими элементами видно примерно в три раза дальше, чем человека в просто светло-серой одежде. Если я еду в дождь, то мой тормозной путь примерно метров 60-70. Человека в серой одежде я увижу за сто метров. Для того, чтобы принять решение затормозить мне остается совсем чуть-чуть. Человека со светоотражайкой я увижу за триста метров. Кому безопаснее?

Как нужно изменить ПДД для большей безопасности на дорогах?

Я считаю, что в нашей стране пора перестать переписывать законы и заняться выполнением тех, которые уже написали. Наш дорожный капитан утомился каждые три месяца сообщать нам о новых изменениях в правилах. В Британии Правила дорожного движения изменились только тогда, когда страна входила в Европейский Союз. Для водителя ПДД должно быть стереотипом решения ситуации на дороге. Перестраивать эти стереотипы, вводя каждые три месяца изменения, дополнения, переписки, вредно.

И надо повышать культуру вождения, ответственность людей на дорогах. Среди байкеров хватает лихачей, но половину аварий провоцирует водитель автомобиля, совершающий либо запрещенный маневр, либо не предупреждающий о маневре. А уровень культуры можно повысить только карательными мерами: в основе бескультурья лежит безнаказанность.

Мотоциклист чудом избежал ДТП
Видео:truant.ru

В чем специфика российских мотоклубов?

Широкое развитие западные клубы получили после Второй мировой войны, когда демобилизованные солдаты сбивались в компашки с целью вклиниться в какой-то бизнес, чаще всего криминальный. Покупали себе по цене двух шапок сухарей списанный армейский Harley-Davidson. Из них делали бобберы, то есть срезали все лишнее, чтобы облегчить. Причем к лишнему относились и амортизаторы, и передние тормоза, и еще ряд вещей. И в состоянии легкого или нелегкого подпития люди совершали разного рода "подвиги".

Для Запада мотоклубы – это криминальные объединения, которые на определенном этапе развития кинематографа стали символом социального бунтарства. А к нам мода на клубы пришла с перестройкой, с открытием железного занавеса. Наши клубы изначально приняли романтическо-бунтарскую составляющую из кино. Первый концерт Бутусова, Цой, "ДДТ" и мотоклубы. Это были вот эти самые грани пришедшей свободы.

В России с одной стороны есть сеть отделений крупных американских клубов, которые пришли к нам. Есть крупные российские клубы. Те же "Ночные волки", например.

Байкерское течение неоднородно. Есть позитивная составляющая сообщества, есть и отрицательная. И там есть все. Есть клубы, объединяющиеся на националистической идее, есть клубы с криминальной славой. И есть клубы, которые занимаются бизнесом в мотосреде, содержат мастерские, тюнинговые предприятия. И это нормально, потому что на тусовку зарабатывается в тусовке.

Что касается структуры клубов, то есть МС (Motorcycles Club), клубы, которые имеют четко прописанную структуру. В этих клубах существует устав, строгая дисциплина, достаточно длительные испытательные сроки для прохождения каждой ступени членства клуба. Такие клубы представляют собой выкристаллизовавшуюся элиту мотодвижения. Сначала человек приходит в клуб и не является его членом, потом становится участником, иногда – офицером. Дорожный капитан, казначей, секретарь – это люди, ответственные за тренировку новых членов клуба, за подготовку движения клуба, за финансовую политику, за сохранение традиций.

Структура МСC (MotorCycles Community) клубов более свободная. Например, среди ставропольских "Южных крестов" есть женщины.

Есть клубы путешественников. Там вообще нет ни структуры, ни дисциплины. Это просто объединение людей, которые друг друга знают, путешествуют.

Чем ростовское мотодвижение отличается от мотодвижения в других городах?

Ничем. Клубов достаточно много, около десятка, постоянно что-то появляется и разваливается. В Краснодарском крае, например, клубов больше, у них сезон чуть-чуть длиннее. В Москве еще больше, потому что там больше денег.

У вас есть прогнозы о развитии мотодвижения в регионе и стране?

В России мотодвижение и так популярно, куда ему еще? Купить билет на "Нашествие" и примкнуть к рок-движению может каждый. А вот купить мотоцикл, купить снаряжение и в межсезонье этот мотоцикл содержать может меньшее количество людей. Само по себе байк-движение будет упираться в материальный фактор. Чем более нищим будет общество, тем меньше будет байкеров. Цену минимально необходимой амуниции для начинающего мотоциклиста я определил бы в несколько тысяч, чтобы просто выехать и не промокнуть в дождь. Это может быть и 15, и 60 тысяч – в зависимости от возможностей и запросов.

Какие мероприятия вы организовываете?

Мы провели в Ростове подряд 16 мотофестивалей, открытий и закрытий. Привозили группы интересные, например, скандальное эротик-шоу Satarial, конкурсную, культурную программу делали. В этом году мы решили, что для нас это нерентабельно, будем проводить одно мероприятие в середине сезона. Я считаю, что сейчас это все себя изжило, надо искать новые формы. Люди меньше ходят на события, ведь можно посмотреть живой концерт дома.

Наш клуб путешествует. У меня лично, например, третий год лежит просчитанный маршрут на Байкал. Я хочу поехать туда через Казахстан. Так получается ближе, чем через Челябинск. Но не складывается, нужны и деньги, и время - это хобби достаточно затратное. Поездка на Байкал займет 26 дней, это порядка 60 тысяч. Материальный фактор для мотодвижения очень важен. Подержанный мотоцикл, экипировка, затраты на содержание примерно равны расходам на содержание подержанного автомобиля.

Есть ли площадки в регионе, на которых байкеры могут погонять, не мешая окружающим?

У нас нет площадок. Одно время мотоциклисты собирались на площадке на Доватора, сейчас в этом здании открыли "Ленту". Потом собирались на Северном у "Ашана", сейчас там собирается клуб, ориентированный на фигурное вождение. Раньше встречались на театралке, ГАИ нас оттуда выжила, причем непонятно, кто им больше мешал: то ли чокнутые мотоциклисты, то ли мажоры-автомобилисты. Потом одно время встречались на "Золотом колосе", пересечение Садовой и Буденновского. Сейчас чаще всего на ЦГБ.

Как вы относитесь к мотогонкам?

Это спорт. И спорт высоких достижений должен существовать.

К подпольными мотогонкам я отношусь по-другому. Мы уже 8 лет с каждым новым руководителем ГАИ пытаемся разговаривать на эту тему. Мы предлагаем организовать площадку, на которой люди могут официально погоняться. У нас есть заинтересованное сообщество и нет реального места, где это сообщество может реализовать свои запросы.

Покататься любителю в Европе на таких трассах стоит вполне разумных денег. Площадки для гонок есть в некоторых городах России, в нашем регионе говорилось о передачи части батайского аэродрома. Там проводились дрифтерские гонки, причем достаточно официально. Но площадку закрыли.

Это вопросы административные, просто никто не хочет отдавать это бесплатно, а прибыли в этом деле нет. Но люди гоняются и будут гоняться. Можно это запретить, кого-то наказать, а в следующем сезоне снова начнут гоняться и биться, сбивать. По этому вопросу власть с мотосообществом разговаривать не хочет.

Как вы относитесь к тому, что клубы ведут политическую деятельность?

У нас один клуб занимается политикой. Его название и так все знают. Они выбрали для себя такой жизненный путь – и замечательно. Как и любая политика, по-моему, это бизнес. Они получают гранты, под эти гранты проводят неплохие исследования. Люди работают – люди получают деньги, это нормально.

Мы под флагом политической партии не поедем, это наша позиция. С другой стороны, мы делали патриотические пробеги, делались мероприятия, связанные с уходом за памятниками героям и жертвам Великой Отечественной войны на территории нашей области. Нам не надо спрашивать разрешение властей, чтобы сохранять то, что составляет память народа.

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter